Деревянный особняк: Пять деревянных особняков Петербурга. «Бумага» – , , , , , . (…), . 2

Содержание

Пять деревянных особняков Петербурга. «Бумага»

Небольшие деревянные особняки, непривычные для современных горожан, были довольно типичным явлением на петербургской периферии в начале XX века. На Петроградской стороне и Каменном острове до сих сохранились хрупкие дома, ставшие больницами, школами или музеями. «Бумага» выбрала пять любопытных деревянных особняков по всему городу и узнала, как изменились их функции за сто последних лет.
1. Дача Гаусвальд
2-я Березовая аллея, 32 В 1898 году на Каменном острове появилась новая постройка: по проекту Владимира Чагина и Василия Шене на берегу Большого канала возвели деревянную дачу. Предназначалась она для Евгении Карловны Гаусвальд. Дача до сих пор считается первым в городе зданием в стиле модерн и одним из немногих деревянных модерновых зданий в мире. Хотя только деревом при строительстве все же не обошлись: угловая башня и крыльцо выложены из кирпича.
Фото: Никита Гранько / «Бумага»
После революции со всеми достоинствами особняка не стали считаться и в 1918 году в нем открыли детскую колонию. Просуществовала она там всего пять лет: место было слишком хорошим, чтобы содержать уголовников — пусть даже и совсем юных. В 1923 году на даче Гаусвальд расположился санаторий-профилакторий Ленинградского металлического завода. Использовал дачу и «Ленфильм» — в советское время она успела не раз появиться в кино, например, как дом Ирэн Адлер из советской экранизации «Шерлока Холмса». В 90-е годы дача перешла в частную собственность, это стало началом не самого удачного периода в ее истории. В 2004 году экспертиза показала, что при реконструкции часть материала придется заменить: в пустовавшем более десяти лет здании завелся грибок. Через четыре года, в 2008-м, ситуация ухудшилась настолько, что деревянную часть особняка предлагали разобрать совсем — а затем отстроить заново. Был даже разработан проект, предусматривающий восстановление не только внешнего вида, но и некоторых интерьеров — тех, которые остались запечатлены на фотографиях. Вот только работы до сих пор так и не начались.
2. Особняк Михневича
улица профессора Попова, 10 Построенный в середине XIX века деревянный дом изначально был меньше, чем сейчас: для купца Балашова, первого владельца, здание построили одноэтажным. Второй этаж появился только в 1894 году — незадолго до этого особняк перешел к Владимиру Михневичу. После смерти журналиста в его стенах расположился Литературный фонд, внутреннее пространство разделили на двенадцать квартир и сдали их писателям и людям других творческих профессий. В 1912 году, например, в одной из квартир поселился Михаил Матюшин — впоследствии это сильно повлияло на судьбу здания.
При советской власти здание, на удивление, никто не стал трогать и оно выполняло свои функции вплоть до 70-х годов. По слухам, правда, во время блокады его чуть не пустили на дрова, но за дом заступился живший там в то время Всеволод Вишневский. В 1979 году бывший особняк все же расселили, к тому времени он отошел Государственному музею истории Ленинграда. А в 1987 году началась не очень удачная реконструкция, в ходе которой здание сгорело. Впоследствии оно было восстановлено, и с 2004 года в нем располагается Музей петербургского авангарда.
3. Особняк Брэмме
12-я линия Васильевского острова, 41, корпус 1 Одно из двух сохранившихся на Васильевском острове деревянных зданий было построено ориентировочно в начале XIX века. И за следующую сотню лет дважды перестраивалось: в 1851 и 1906 годах. К 1898 году на территории вокруг особняка сформировалась промышленная территория: его владелец, доктор химии, расположил там химический завод. Начав с изготовления красителей и эфирных масел, в советское время фабрика перешла к производству лекарственных средств. Работа предприятия не останавливалась даже во время войны, а в самом деревянном здании в блокаду работала аптека. Бывшая промышленная территория осталась без дела в 2004 году: ее владелец закрыл производство из-за неблагополучной ситуации на рынке, а землю продал. Уже через два года завод был снесен, а вот особняк остался стоять до сих пор, правда, без отделки: мозаики и лепнину с него сняли еще в 70-х. И если в 2008 году его лицевую часть планировали вписать в новый жилой комплекс, то сейчас о его судьбе известно еще меньше: последние годы новостей о проекте не появлялось.
4. Дом княгини Кугушевой
Боковая аллея, 1 Каменный остров, который в советское время стал дачной резиденцией партийной элиты, до революции тоже привлекал далеко не бедные слои населения. Например, в 1895 году на нем появился дом, предназначавшийся для княгини Марии Константиновны Кугушевой. Архитектором здания стал Константин Прейс — спустя пять лет он занимался перестройкой Больницы Всех Скорбящих (нынешний ДК «Кировец»). Дом не был полностью деревянным: первый этаж был построен из камня, зато выше все честно.
Что случилось с княгиней после революции, доподлинно не известно, зато точно установлено, что один из ее сыновей, Вячеслав Кугушев, примкнул к революционерам. В 1917 году дом отдали под коммунальные квартиры. Расселили их только в 1971 году, когда зданию потребовался капитальный ремонт. А еще через два года, после окончания работ, в особняке расположили детскую художественную школу. Благодаря этому бывшая резиденция графини дошла до наших дней в лучшем состоянии, чем расположенная неподалеку дача Гаусвальд. И сейчас в ней все так же продолжают обучать детей.
5. Особняк Добберт
Большая Пушкарская улица, 14 В своем современном виде деревянный особняк на Петроградском острове появился в 1896 году, но существовал и до этого. Еще в первой половине XIX века участок под ним и соседними домами занимала усадьба тайного советника Греффа. Она тоже была деревянной — до 1861 года частным лицам не разрешалось строить каменные дома на Петроградской стороне. Но уже при последующих хозяевах территория была разделена, а в 1890-х годах изменилась и ее застройка. Именно тогда по проекту Рейнберга на углу с современной улицей Лизы Чайкиной появился кирпичный доходный дом, а оставшаяся часть усадьбы была перестроена. Перед революцией деревянный дом и соседнее здание вошли в состав бумажной фабрики Отто Кирхнера. В советское время ее переименовали в «Светоч», а в особняке разместили детский сад. Просуществовал он там до 90-х годов, когда в те же помещения переехала администрация теперь уже ОАО «Светоч». Но ненадолго: в 2006 году предприятие переехало на Петергофское шоссе, а бывший дом Юлии Добберт передали Академии танца Бориса Эйфмана. И после реставрации в нем расположатся музей и медиатека.

Деревянный особняк в Арбатских переулках

Деревянный особняк в Арбатских переулках

Подготавливая тему деревянных особняков стиля Ампир, я иногда возвращаюсь к старым проработкам. Но не для того, чтобы повторить уже сказанное. А скорее для большего раскрытия темы, для более глубокого вхождения в тему. Про деревянный Ампир я писал в прошлом году — http://odintsovgrigori.ucoz.ru/index/osobnjaki_ehpokhi_ampira/0-247 — и тогда теоретически проработал несколько Московских объектов. Теперь пришла пора посмотреть их уже не на исторических фотографиях, а в сегодняшней нашей действительности. Среди обновленной в последние годы столицы, среди толчеи машин, среди новой исторической среды. Среди которой мы живем, и которой мы дышим.
Итак — городская усадьба Поливанова в Денежном переулке. Здание хорошо знакомое москвичам и всегда новое и неожиданно возникающие во время прогулок по Арбатским переулкам. Хотя сегодня мы уже сначительно реже гуляем по старым центральным районам. И я приехал в Денежный переулок не за деньгами, а за стихами.
Ведь архитектура — это еще и застывшая поэзия.

Денежный переулок
По тротуару от Арбата, по новой и уже не очень ровной плитке

Денежный переулок


Дом Поливанова уже виден вдалеке

Денежный переулок
Почти рядом, но только три ряда машин плотно закрывают нижние части дома

Денежный переулок
А между домами неожиданно открывается совсем другая архитектурв, один из первых образцов Модерна

Денежный переулок
Но ширина Денежного переулка небольшая и увидеть фасад дома несколько сложновато было бы. Но здесь выручил скверик с чудесной кованой оградой. В скверике тихо и умиротворенно, и дети с мамами неспешно проходят через скверик к дому, к подъезду с надписью: Детская музыкальная школа имени Глиэра.

А мы сможем увидеть отсюда фасад особняка в кружевах деревьев. Они уже совсе голые и грустные, ведь сегодня последний день осени. А завтра посыпется снег и по-настоящему укутает все газоны. А может — и не будет снега. Зимы нонче в Москве странные пошли.

Денежный переулок
Кружевная решетка сквера крупным планом…………….

Денежный переулок
А выйдя из ворот на улицу мне посчастливилось уловить мгновенье, когда дом почти не закрыт машинами

Денежный переулок


И колонны дома я посмотрел вбдизи. Обшитые простыми досками стены дома смотрятся особенно тепло, по-Московски родными, как будто и я сам когда-то жил в таком особняке.

Денежный переулок
И последний кадр — его низ как раз над крышами машин. И МИД вдали в туманной дали ………….

Хотя у прогулки моей сегодняшней есть и еще одна причина, но о ней я промолчу ))
До свиданья Осень, до свидания ………….:)))

Вологодское деревянное зодчество — Википедия

Деревянный дом «вологодского типа» 1895 года после реставрации

Волого́дское деревя́нное зо́дчество — совокупность стилей и направлений в деревянной архитектуре Вологды, ансамбль деревянных особняков конца XVIII — первой четверти XX века.

Вологда обладает хорошо сохранившимся, богатым и оригинальным наследием русской городской деревянной архитектуры. К началу XXI века в Вологде насчитывается от 105 до 170 деревянных памятников архитектуры[1]. В Вологде представлены все основные типы деревянных особняков XIX — начала XX века — дворянские, купеческие и мещанские, а среди архитектурных стилей — классицизм, ампир и модерн.

В городе в конце XIX — начале XX века сложился особый вид деревянного дома, так называемого «вологодского типа», — двухэтажный особняк, по форме — параллелепипед, вытянутый во двор с угловой лоджией над крыльцом.

До начала XVIII века в Вологде практически все здания были деревянными. В камне возводились лишь церкви, исключениями являются несколько сохранившихся каменных гражданских сооружений (дом Гоутмана, более известный как дом Петра I, и палаты Архиерейского двора). Строительство из дерева преобладало и позднее, до середины XVIII века, в период действия указа Петра I с 1714 по 1722 годы, запрещавшего любое каменное строительство в стране, кроме Санкт-Петербурга. Деревянные здания представляли собой жилые хоромы — обычно одноэтажный бревенчатый дом на высоком подклете, с крутой крышей. Дом располагался внутри двора, а на улицу выходили заборы и стены хозяйственных построек (служб): конюшен, сараев, каретников[2].

Вологодский жилой дом, облик которого воссоздан по порядной записи[3] 1684 года, по своей архитектуре был близок хоромам русского Севера и лишён характерных для вологодского деревянного зодчества черт[4]. Судя по тексту Переписной книги 1711 года, наряду с одноэтажными домами, в Вологде было немало двухэтажных (и даже трёхэтажных) строений, причём двухэтажными могли быть не только жилые, но и хозяйственные постройки. Верхний ярус жилых построек занимали помещения, обозначаемые словами изба, горенка, свѣтлица, сѣни, клѣть (клѣтка), комната, на нижнем располагались подклѣтъ, жилой подклѣтъ, подызбица, анбаръ, погрѣбъ[5][6][7].

Угрешский архимандрит Пимен в своих «Воспоминаниях» так описывает древние деревянные жилые дома в Вологде по состоянию на 1820—1830-е годы[8]:

Я застал только уже немного домов прежнего построения. Бревна выбирались самые толстые, и домы эти строились по своему расположению совершенно отлично от теперешних: двухэтажные по лицу на пятерике, т. е. на пяти саженях; внизу подклеты без окон с улицы, а только со двора два маленьких окна со слюдными рамами. Спереди вверху три волоковых окна. В длину дом имеет от 10 до 15 саженей и разделяется на три части: первая квадратная большая изба, перегороженная надвое, в большой половине два окна; а другая кухня с русскою печью. К избе приделывается голбец, ход в подполье, нечто вроде чулана, а вверху были поделаны полати; вокруг стен лавки; в переднем (красном) углу божница и перед нею стол. Над лавками по стенам полки для шляп, книг и всякой поклажи и назывались они воронец. В задней части дома была точно такая же большая квадратная изба, которая называлась горница, всегда холодная, без печи, с большими слюдными окнами; лавки и потолок крашены. Третью, среднюю, часть дома составляли сени; к ним примыкали две лестницы, одна в горницу и одна в избу. Во всю длину сеней были чуланы. Со двора пристраивалось крыльцо под навесом. Крыши остроконечные были крыты по скале тёсом; ворота крытые, с коньком и калиткою, на которой толстое кольцо, чтобы, ударяя им по бляхе, пришедший возвестил о своем приходе, и тут же веревочка, продёрнутая в дверь, посредством которой отдёргивали щеколду и входили во двор, к ночи же запирались засовом. На каждом дворе был свой колодезь; воду доставали очепом19; везде своя баня, свой огород. Дома по улице не были в одну нить, но которые выдавались вперед, а иные вдавались назад. Я застал ещё в употреблении деревянную черепицу. Прежние, старые улицы были весьма узкие, кривые и грязные.

Новый этап в развитии градостроительства Вологды начался в конце XVIII века, после принятия в 1781 году первого генерального плана города с новой сеткой прямых улиц и строительством домов вдоль красной линии по образцовым проектам. Обновлению старой застройки способствовал разрушительный пожар 1773 года и наводнение 1779 года. По образцовым проектам строились как каменные, так и деревянные дома. Деревянная застройка города была существенно разбавлена каменными строениями в 1770 — 1780-е годы, в период расцвета Вологды, связанного с образованием Вологодской губернии и наместничества. К началу XIX века каменное строительство в Вологде из-за упадка в экономике города затухает[2].

В XIX веке в городе ещё оставались чёрные избы. В чёрных избах печей не было, их заменял очаг. Правительственное распоряжение о выводе чёрных изб и устройстве в домах печей с трубами вышло в 1842 году. В 1882 году в Вологде числилось 1806 деревянных и 125 каменных домов[9].

А. И. Сазонов в книге «Такой город в России один» называет старейшим из сохранившихся деревянных памятников дом на улице Бурмагиных, 38, который он датирует серединой XVIII века.[4] Однако М. В. Канин в статье «Загадка старого дома» опровергает датировку дома XVIII веком, доказывая, что дом был построен в самом начале XIX века[10]. Вероятно, старейшее сохранившееся деревянное здание в Вологде — дом Засецких постройки 1790-х годов[11].

Деревянное зодчество XVIII — середины XIX века[править | править код]

Дворянские дома[править | править код]

С XVIII века деревянное зодчество Вологды развивается согласно стилевым тенденциям, наиболее характерным для каменной архитектуры этого времени. Дворянские дома и усадьбы строились преимущественно в стиле классицизм, многие из них по образцовым проектам. В таких деревянных домах обязательным элементом являлся четырёх-, шести- или восьмиколонный портик на главном фасаде. Парадное крыльцо ориентировалось во двор.

Дворянские усадьбы группировались в городе по сословному признаку, преимущественно вдоль Петербургской (современная Ленинградская), Большой Дворянской (современная Октябрьская) и Екатерининско-Дворянской улицы (современная улица Герцена). Во дворе усадьбы строился каретник. К числу выдающихся памятников классицизма в вологодском деревянном зодчестве относят дом Левашова, дом Засецких и дом Волкова.

  • Примеры дворянских домов Вологды XVIII — середины XIX века
  • Дом Левашова
    (1829 г.)

  • Дом Пузан-Пузыревского
    (1831-1833 гг.)

Купеческие дома[править | править код]

Купеческие дома первой половины XIX века не имели фронтонных портиков, их особенностью было наличие мезонина, однако, классическая композиция с соответствующими элементами декора продолжала применяться. Пример такого здания — бывший дом Соковикова. В этом особняке с антресолями и парадным крыльцом со двора уже намечается разделение дома на две почти полностью изолированные по этажам квартиры, что предвосхищает формирование в последующем характерных для деревянного зодчества города домов так называемого «вологодского типа». Два этажа в таких домах объединены только общим входом и вынесенными в пристройки лестницами.

Мещанские дома[править | править код]

Дома для мещан строились преимущественно одноэтажными, с фасадом в три окна. Окна заглублялись в арочные ниши, в тимпаны помещали деревянные розетты или вставки в виде развёрнутого веера. На боковые фасады выходили антресоль или крещатый мезонин. Антресольный этаж позволял заказчику дома значительно увеличивать полезную площадь жилья, не нарушая требования «образцового фасада» и регламента застройки[12]. Такие дома обладают цельностью объёмно-пространственного решения.

Деревянное зодчество второй половины XIX века — начала XX века[править | править код]

Дом с балконом и входом с улицы, конец XIX — начало XX в. Доходный дом купца Самарина, начало XX в.

С середины XIX века формируется традиционный для деревянной архитектуры Вологды тип дома — двухэтажный особняк, по форме близкий к кубу и вытянутый вглубь двора. Обязательным элементом является балкон-лоджия, под которым находится крыльцо и лестница с отдельными входами в квартиры на первый и второй этажи. Вход в дом, в отличие от домов более раннего периода, расположен с улицы. В зависимости от размеров дома, на каждом этаже находилась одна или несколько квартир. В этих домах для декора карнизов, крыльца, балконов, наличников часто применяется пропильная резьба.

Для предохранения конструкций дома от воды, стекающей с крыши, дома имеют значительно вынесенный карниз, зачастую пластичной формы, напоминающий повал в древнерусском деревянном зодчестве. Дома, находящиеся в пожароопасной близости друг от друга, оборудовали брандмауэрами.

К концу XIX в. в Вологде, как и во многих других провинциальных городах, в архитектуре каменных зданий стёрлись следы местных особенностей. Но вологодские деревянные дома, построенные на рубеже прошлого и нынешнего веков, отличаются ярко выраженными своеобразными чертами[9].

К концу XIX века в Вологде стали появляться деревянные доходные дома. Как правило, такой дом вытянут вдоль главного фасада, с балконом в центре или по краям. Хорошо сохранившиеся примеры таких зданий — дом Самарина и дом на проспекте Победы, 32.

Период архитектуры модерна выразился в появлении в Вологде деревянных домов с применением новых композиционных приёмов: удлинением фасада по улице, появлении завершений в виде башенок, а также увеличением высоты дома за счёт оконных проёмов[12].

Советский период[править | править код]

Строительство деревянных особняков после 1917 года прекратилось. Однако дерево до середины XX столетия остаётся основным строительным материалом. Выдающийся памятник деревянного зодчества этого периода — Дворец культуры железнодорожников, построенный в 1927 году с элементами стиля модерн.

Основной тип строения второй четверти XX века — деревянный барак. В зданиях, построенных в этот период, встречаются элементы конструктивизма. Примером комплексной застройки деревянными домами с элементами этого стиля является посёлок Льнокомбината (1930 — 1940-е годы)[13].

Конструктивные элементы и декор деревянной усадьбы[править | править код]

Конструкция деревянного дома[править | править код]

В основе конструктивной схемы деревянного дома лежал сруб, сложенный из венцов «в обло», с заглублёнными по отношению к фасаду окнами. В Вологде жилые дома редко оставлялись в виде открытого сруба — как правило они обшивались досками, которые затем покрывались олифой в два слоя; обработанное таким образом дерево с течением времени приобретало сероватый оттенок. Деревянные рубленые дома строились на столповых или сплошных каменных фундаментах. Для теплоизоляции часто укладывалась просмолённая берёста.

Деревянные дома, вне зависимости от достатка хозяина и сословной принадлежности, строились на усадебных участках. Хозяйственные постройки располагались во дворе, остальную часть усадьбы составляли огород и сад.

Декор[править | править код]

В декоре дома могли использоваться как традиционные наличники, так и сложные украшения в стиле модерн. Модерн в декоре домов выражался в убранстве балконов ниспадающими складками, подзорами в виде свисающих кистей, выпиленных лилий, животных, цветов[12]. Углы фасада декорировали плоскими резными узорами, чаще заключёнными в рамку. Украшения элементов дома не были избыточными:

«По традиции вологодские мастера строили „как мера и красота скажут“, искали эту красоту не в украшательстве фасадов, а в самом главном и самом трудном — в гармонии пропорций и стройности силуэта»[4].

Декор и архитектурные элементы: наличники, пилон, балкон
Наличники разных типов дома на Зосимовской улице, 21 Резной пилон дома на улице Лермонтова, 29 Пропильная резьба в декоре балкона и карниза. Дом Воробьёва (улица Засодимского, 14)

Резные украшения выполнялись преимущественно пропильной резьбой. Ей украшались карнизы, крыльца, балконы, наличники, резные аттики и иногда декоративные фронтоны. Исключения с глухой и объёмной резьбой немногочисленны. Объёмная резьба чаще использовалась для украшений дверей. А. А. Рыбаков так описывает особенности вологодской пропильной резьбы:

В искусстве пропильной резьбы вологодские мастера достигли больших успехов, особенно в украшении карнизов и балконов. Опоясывающий дом резной фриз напоминает ажурную ленту мерного кружева. Этот неудержимый поток орнаментальной фантазии народных мастеров явился своеобразной реакцией на архитектурные каноны классицизма[12].

Наличники окон первого этажа часто завершались полукружием, а на втором имели прямоугольную форму. В нише полукружия помещалась розетка или стилизованная корона.

Декор и архитектурные элементы: балкон, мезонин, крыльцо
Веерообразные розетки в нишах окна. Улица Гоголя, 96 Мезонин с декором в стиле модерн. Улица Чернышевского, 15 Входные двери и крыльцо с декором в стиле модерн. Дом Бутыриной (Благовещенская улица, 22)

Резной палисад[править | править код]

Воссозданный резной палисад и памятный знак на Благовещенской улице

Палисад — штакетник, обрамляющий палисадник перед домом. В палисаднике высаживали деревья, декоративные кусты и цветы. Палисады не совсем типичны для Вологды, но встречались у многих домов вплоть до 1960-х — 1980-х годов, когда большая их часть оказалась утрачена в ходе расширения улиц.

Вологодский резной палисад стал знаменит благодаря песне «Вологда» группы «Песняры».

Ворота деревянного дома[править | править код]

Все вологодские деревянные дома имели внутренние огороженные дворы, в которые вели ворота. Центральная часть ворот, состоящая из двух створок предназначалась для проезда. Слева и (или) справа располагались калитки для прохода.

Современное состояние и проблемы сохранения[править | править код]

Из 115 исторических городов России лишь 16 имеют памятники деревянного зодчества[14]. Наряду с Вологдой обычно выделяют Томск, и в меньшей степени — Арзамас[15][16].

С начала 1970-х годов, после включения Вологды в список исторических городов, ЦНИИП градостроительства проводятся работы, посвящённые охране её исторического наследия. В конце 1980-х годов утверждён новый проект зон охраны памятников[17]. 26 июня 2009 года утверждены Правила землепользования и застройки, которые включают зоны охраны памятников истории и культуры[18].

В Вологде утрачена треть памятников деревянного зодчества

Под государственной охраной в Вологде состоит 105 деревянных памятников[19]. В 1990-е — 2000-е годы многие памятники затронул незаконный или необоснованный снос. По данным на 2005 год, из 105 памятников утрачено полностью 25, частично — 4, в аварийном состоянии — 4. Искажены переделками 10 объектов. Реставрации подверглись 26 объектов[19]. По данным на начало 2010 года, в списках деревянных памятников архитектуры Вологды находится 155 объектов.

Особую тревогу как в Вологде, так и в других городах, вызывают жилые деревянные дома, состоящие на балансе ЖКХ муниципальных образований, многие из которых требуют капитального ремонта, но не ремонтируются. Здания приходят в такое состояние, когда ремонт становится невозможным[19].

Серьёзной проблемой является сохранение не только отдельных памятников, но целостной историко-архитектурной среды, являющейся неотъемлемой частью Вологды как исторического города:

В историческом поселении государственной охране подлежат все исторически ценные градоформирующие объекты: планировка, застройка, композиция, природный ландшафт, археологический слой, соотношение между различными городскими пространствами (свободными, застроенными, озеленёнными), объёмно — пространственная структура, фрагментарное и руинированное градостроительное наследие, форма и облик зданий и сооружений, объединённых масштабом, объёмом, структурой, стилем, материалами, цветом и декоративными элементами, соотношение с природным и созданным человеком окружением, различные функции исторического поселения, приобретённые им в процессе развития, а также другие ценные объекты.

Федеральный Закон РФ от 25 июня 2002 года № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации»

Несмотря на защиту закона, государственная охрана неэффективна, и целостность ансамбля деревянной архитектуры Вологды непрерывно разрушается. В 1990 — 2000-е гг. ведётся замещающая застройка центра города в стиле «историзм»[20]. Многие проекты являются имитациями памятников, выполненными в кирпичных конструкциях, обшитых деревом или имитирующими его материалами, создающими внешнее сходство с фасадом утраченного памятника.

Вологодское деревянное зодчество в массовой культуре[править | править код]

«

Знаю, знаю точно, где мой адресат, —
В доме, где резной палисад.
Где же моя темноглазая, где?
В Вологде-где-где-где?
В Вологде-где?

В доме, где резной палисад.
»

Вологодское деревянное зодчество стало известно во всём Советском Союзе в 1976 году благодаря песне «Вологда» ВИА «Песняры»[21].

Несколько памятников деревянного зодчества Вологды запечатлены в кинофильме «Мелкий бес» — дом Вахрамеева (улица Гоголя, 53а), дом Воробьёва (улица Засодимского, 14) и дом Колесникова (улица Кирова, 15)[22].

  1. ↑ Списки памятников истории и культуры Вологодской области за 2003, 1989 годы и Каталог историко-культурного наследия Архивировано 16 апреля 2009 года. приводят разные данные о количестве памятников.
  2. 1 2 Балашова И. Б. Жилая архитектура Вологды XVIII — первой половины XIX века // Русская культура на рубеже веков: Русское поселение как социокультурный феномен : сборник статей. — Вологда, 2002.
  3. ↑ Первые порядные записи (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 28 октября 2014. Архивировано 28 октября 2014 года.
  4. 1 2 3 Сазонов А. И. Такой город в России один. — Вологда, 1993. — ISBN 5-86402-009-5.
  5. ↑ Книга Переписная переписи и меры Василия Пикина и Ивана Шестакова 1711 (ГАВО. Ф.2р. Д.7847)
  6. ↑ Населённых дворов в Вологде в 1711 году было 1713, население составляло около 10 тысяч человек. Суворов Н. И. Вологда в начале XVIII в… С. 96.
  7. ↑ Чайкина Ю. И. Двухэтажная Вологда (лексика строений в Переписной книге 1711 года)
  8. Соколов В. Вологда. История строительства и благоустройства города. — Вологда: Северо-западное книжное издательство, 1977.
  9. 1 2 Фехнер М. В. Вологда. — Москва: Гостройиздат, 1958.
  10. Канин М. В. Загадка старого дома // Краеведческий альманах «Вологда». — 1997. — № 2.
  11. Баниге В. С. Памятники деревянного зодчества // Дорогие сердцу места: Путеводитель по Вологде и области. — С. 142.
  12. 1 2 3 4 А.А. Рыбаков. Художественные памятники Вологды XIII — начала XX века. — Ленинград: Художник РСФСР, 1980.
  13. ↑ Вологда в минувшем тысячелетии: Очерки истории города. — 2-е. — Вологда: Древности Севера, 2006. — 240 с. — ISBN 5-93061-018-5.
  14. ↑ Перечень Министерства культуры РСФСР, 1970
  15. Вздорнов Г. И. Вологда. — Города-музеи. — Л.: Аврора, 1972. — 131 с.
  16. Брумфилд У. К. Документальная фотография памятников архитектуры Русского Севера: Вологодская область (неопр.). www.cultinfo.ru. Дата обращения 9 сентября 2009.
  17. ↑ Регамэ С., Маркус К. Вологда. Проблемы преобразования исторического центра// Градостроительство — 1997. — № 6. — С. 19—24
  18. ↑ ОАО «НИИП Градостроительства» (недоступная ссылка)
  19. 1 2 3 Кашина Л. И. Сохранение и использование памятников деревянной архитектуры в XXI веке // Деревянное зодчество:Проблемы, реставрация, исследования : Сборник Методическое сопровождение мониторинга недвижимых памятников Вологодской области. — Вологда, 2005.
  20. Маевский Б. Визитная карточка Вологды: От «резного палисада» к «вологодскому историзму» // Архитектура. Строительство. Дизайн : журнал. — 2003.
  21. ↑ ВИА «Песняры». «Вологда». 1976
  22. Сазонов А. И. Моя Вологда. Прогулки по старому городу. — Вологда: «Древности Севера», 2006. — 272 с.

Деревянное зодчество Екатеринбурга. Часть 1.

Усадьба Селивановой В нашем городе довольно много уникальных примеров деревянного зодчества — особняков, некогда принадлежавших знатным жителям города. Их фасады неповторимы, эти деревянные домики придают индивидуальность Екатеринбургу, создают контраст современным высоткам из стекла и бетона, в конце концов — это история нашего города. К великому сожалению большая часть из этих особняков безвозвратно утеряна в результате бездумной застройки. Ну вот пока все они не канули в вечность, пусть их замысловатые фасады украсят мой блог. Постараюсь также, по мере возможности, рассказать о людях в них проживавших, ведь они и их биографии неразрывно связаны с историей города Екатеринбурга. Практически все деревянные усадьбы сосредоточены в центральной части столицы Урала. Я разделил описание деревянных особняков на две статьи. В первой части опишу дома и усадьбы, расположенные севернее проспекта Ленина: на улицах Сакко и Ванцетти, Февральской революции, Толмачёва, Карла Либкнехта, Набережной рабочей молодёжи. Во второй части поместья, построенные южнее: на улицах Горького, Гоголя, Радищева, Белинского и др.
Усадьба купцов Агафуровых.
Усадьба купцов Агафуровых В конце XIX, и начале XX века в Екатеринбурге проживало семейство Агафуровых. Первый знаменитый представитель династии — Хисаметдин. Родился он в бедной татарской семье в деревне Большие Елги. Через какое-то время он с семьёй перебрался в Екатеринбург, где проходил военную службу. Дослужившись до звания унтер-офицера и скопив небольшой капитал, Хисаметдин основал небольшую торговую фирму. Торговля шла успешно. Со временем Агафуров привлёк к делу свою жену и сыновей. После смерти отца, сыновья продолжили дело и добились немалых успехов. К началу XX века торговый дом «Братья Агафуровы» стал крупнейшим коммерческим предприятием Урала. Помимо торговли Агафуровы занималась благотворительностью, поддерживая религию и образование. После падения царского режима семья Агафуровых эмигрировала за границу. В наследство городу остались два деревянных особняка. Главный дом Агафуровых расположен по адресу: Сакко и Ванцетти, 24 (ранее улица Усольцевская). Он был построен в 1890 году по проекту архитектора Дютеля. Позднее дом несколько раз незначительно перестраивался. В настоящее время здесь располагается постоянное представительство республики Татарстан в Свердловской области. Усадьба купцов Агафуровых Усадьба купцов АгафуровыхУсадьба купцов Агафуровых Усадьба купцов Агафуровых Усадьба купцов АгафуровыхЧуть дальше, на Сакко и Ванцетти, 28, расположен другой дом поместья, построенный чуть позже, в 1896 году. Сейчас в этом доме ведётся бесконечная реставрация, начавшаяся в 1992 году. Здесь планируется открыть музей купеческого быта Урала. Семья Агафуровых была достаточно богата и ходили слухи, что они оставили драгоценный клад на территории усадьбы. Об этом было известно советской власти, которая в конце 20-х годов прошлого века объявила, что Агафуровы могут вернуться и рассчитывать на компенсацию. Приехавшая невестка одного из братьев вернулась в город и нашла закопанный клад, им оказался золотой слиток. Действительно, она получила полагающуюся по закону компенсацию и напоследок сказала, что ещё один клад зарыт на территории поместья. Это оказалось правдой, позднее клад нашли под воротами.
Дом купца А.С. Лебедева и дом крестьянина К.М. Панова.
Дом купца А.С. Лебедева Дом купца А.С. Лебедева Напротив главного дома купцов Агафуровых находятся ещё два деревянных особняка, являющиеся уникальными образцами жилых домов Екатеринбурга конца XIX века. Один из них принадлежал купцу второй гильдии, владельцу модных мастерских А.С. Лебедеву. Построен дом был местными мастерами по проекту, утверждённому городской управой в 1886 году.  дом крестьянина К.М. Панова Дом крестьянина К.М. Панова С левой стороны к дому Лебедева вплотную пристроен деревянный особняк К.М. Панова. Проект этого деревянного дома был выполнен в техническом отделе городской управы Екатеринбурга. Заказчиком проекта являлся крестьянин Панов, который «сколотил» своё состояние на продаже муки и крупчатки. Его дом по красоте и размеру ничем не уступает соседнему особняку купца Лебедева.
Усадьба П.А. Антипина.
Усадьба П.А. Антипина Усадьба П.А. Антипина Екатеринбургский ювелир Антипин проживал в собственной усадьбе на улице Коробковской (ныне Октябрьской революции 52 и 52а). Это одна из немногих построек, сохранившихся на этой улице до наших дней. Усадьба, построенная в конце XIX века включает в себя главный дом и флигель. Первый этаж дома построен из кирпича, второй — деревянный, флигель полностью выполнен в дереве. Это поместье некогда принадлежало известному уральскому специалисту по добыче самоцветов — Данилу Кондратьевичу Звереву. Кстати, именно этот человек послужил прообразом Данилы-мастера в сказке П.П. Бажова «Каменный цветок». Усадьба П.А. Антипина Сейчас в усадьбе располагается офис одной крупной уральской промышленной компании. Флигель поместья отреставрирован.
Дом М.П. Соколова.
Дом М.П. Соколова На улице Февральской революции (ранее улица Ломаевская), в последнее время совсем потерявшей свой исторический облик, остались два деревянных особняка — примера застройки города начала XX века. Один из них, построенный в стиле модерн, принадлежал известному уральскому хирургу и общественному деятелю М.П. Соколову. В 1893 году он окончил медицинский институт Томского университета. После чего был оставлен при кафедре хирургии, где работал ординатором. В Екатеринбурге Соколов проживал с 1900, после приглашения на пост старшего врача Екатеринбургской железнодорожной больницы и до 1917 года. Затем он работал в лечебнице врачей специалистов в Екатеринбурге, основателем которой являлся он сам. Через какое-то время Михаил Петрович вернулся в железнодорожную больницу и работал там до 1919 года. На Урале Соколов был известен также как и общественный деятель: он был членом «Уральского медицинского общества» и даже некоторое время являлся его председателем. Во время гражданской войны он активно участвовал в политической деятельности. А в 1919 году был министром здравоохранения при Уральском областном правительстве. Некоторое время Соколов с женой проживал в Америке, но там ему не понравился уклад жизни, обычаи и он уехал обратно. Через некоторое время по политическим причинам Михаил Петрович эмигрировал в Китай. Но М.П. Соколов был глубоко русским человеком и несмотря на то, что он не имел материальных трудностей, в отличие от других, эмигрировавших в Китай, очень тосковал по Уралу.
Дом М.П. СоколоваДом, в котором проживал Соколов одноэтажный, на небольшом каменном цоколе, облицованном гранитными плитами. В доме сохранились чугунные камины, отлитые на Каслинском чугунном заводе в 1907 году. Со стороны улиц постройка обнесена невысокой кованной оградой. В настоящее время в доме располагается общественная организация — Национально-культурная автономия татар Свердловской области.
Дом Мишиных.
Дом Мишиных Дом Мишиных Дом Мишиных Ещё один деревянный особняк в стиле модерн, расположенный на улице Февральской революции, 9-а. По данным на 1889 год, дом принадлежал Мишиным. Особняк знаменит тем, что в феврале 1919 года в нём останавливался выдающийся российский полярный исследователь, адмирал Александр Васильевич Колчак. Сейчас в нём располагается Общественный комитет ветеранов войн, общественная организация «Комитет по делам воинов-интернационалистов», а в цокольном этаже — кафе-музей «ДемидовЪ».
Дом писателя А.П. Гайдара.Дом писателя Гайдара Я слышал, что в нашем городе проживал писатель Аркадий Гайдар. Как-то на велопрогулке по набережной Исети в районе Макаровского моста, я наткнулся на тот самый дом, где жил писатель. Каково же было моё удивление: дом Гайдара теснится между стеклянных высоток Демидов-плаза и пешеходной зоной, проходящей вдоль реки. Просто удивительно, что его не снесли или он не сгорел случайным образом. На самом деле, дом по адресу: Набережная рабочей молодёжи, 23 (ранее Тимофеевская набережная) принадлежит гражданину Екатеринбурга Анатолию Пестову, который очень опасается за судьбу имения. Строение является памятником истории и вроде как охраняется государством. Компания-застройщик предлагала перенести постройку или восстановить её и сделать музей Гайдара (посмотрим…). Пестов делает всё, чтоб отстоять особнячок от посягательств строителей, ведь нередки случаи, когда подобные постройки «случайно сгорают» или страдают от каких-либо природных катаклизмов.
Сам же Аркадий Голиков (Гайдар — псевдоним) — уроженец города Льгова, Курской области. Гайдар — советский детский писатель, известен многим, кто ещё застал СССР, по произведениям «Тимур и его команда», «Бумбараш», «Совесть» и многим другим. Также Аркадий Петрович был участником Гражданской и Великой Отечественной войн. В 1927 году писатель приезжал в тогдашний Свердловск и проживал несколько месяцев в домике на Тимофеевской набережной, где сдавались комнаты внаём. Проживая в Свердловске, Гайдар работал в издательстве «Уральский рабочий», написал множество фельетонов, а также повесть «Лесные братья». Покидая уральский город, Аркадий Петрович обещал вернуться и написать о самом Свердловске, но этому помешала война, 26 октября 1941 года он трагически погиб на фронте.
Усадьба П.М. Утякова. Дом П.М. Утякова Дом П.М. Утякова Деревянный дом с оградой, некогда принадлежащий Утякову, расположен около набережной реки Исеть, в районе Вознесенской горки, на улице Клары Цеткин, 1. Построен в начале XX века, стиль — модерн. Этот дом является первым жилым сооружением в Екатеринбурге, где при строительстве были использованы железобетонные конструкции. Сейчас особняк отреставрирован на средства, выделенные правительством Свердловской области. На его базе планируется создать региональное отделение Союза журналистов России — Свердловского творческого союза журналистов или Дом Журналистов. Хозяином дома был горный техник Утяков Павел Михайлович, в 1880-1890 годах — канцелярский служитель, лаборант в Уральской химической и золотосплавочной лаборатории. Утяков преподавал пробирное искусство в Уральском горном училище. Павел Михайлович -основоположник аффинажного производства на Урале. В 1903 г. им был запатентован метод отделения платины от золота.
Дом В.И. Иванова.
Дом В.И. Иванова Дом В.И. Иванова Дом В.И. Иванова Жилой дом был построен в 1912 году на усадьбе по улице Колобковской, 40 (сейчас Толмачёва) по проекту архитектора И.К.Янковского. Особняк выполнен в стилистике «русского исторического модерна». Во время пожара в 1970 году дом был частично уничтожен и восстановлен в 1986 году уже в Литературном квартале, на улице Пролетарской, 10. До 1913 года особняк принадлежал присяжному поверенному В.И. Иванову, после чего был продан. В советское время дом использовался в качестве коммунального жилья. В настоящее время дом входит в комплекс музея «Литературная жизнь Урала XX века».
Дом М.Я. Алексеевой.
Дом М.Я. Алексеевой Дом М.Я. Алексеевой На улице Толмачёва, 41 — параллельной улице Пролетарской, расположен дом М.Я. Алексеевой. Он также построен в конце XIX века. Этот дом знаменит тем, что в нём жил и работал русский писатель, драматург Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк. Хозяйка дома, Мария Якимовна Алексеева, была его первой женой. Строение находится в литературном квартале и также является частью музея «Литературная жизнь Урала XX века».
Мамин-Сибиряк родился в 1852 году в посёлке Висим Свердловской области (ранее Висимо-Шайтанский завод Пермской губернии). Учился в Екатеринбургском духовном училище и Пермской духовной семинарии. Позднее поступил в Петербургскую медико-хирургическую академию, но через некоторое время вынужден был оставить учёбу и вернуться на Урал. С 1878 года жил в Екатеринбурге. В многочисленных поездках изучал этнографию, экономику, историю Урала. Творческую деятельность начал с 1880 года. Жизнь Дмитрия Наркисовича не баловала — с первой женой он развёлся, вторая при родах умерла, оставив больную дочь. Мамин-Сибиряк сам имел проблемы со здоровьем. Скончался в 1912 году в Петербурге.
Дом дворянки Е.О. Селивановой.
Дом дворянки Е.О. Селивановой Дом дворянки Е.О. Селивановой Дом дворянки Е.О. Селивановой Дом дворянки Е.О. Селивановой Дом дворянки Е.О. Селивановой Чуть дальше по улице (Толмачёва, 24) возвышается богато украшенный деревянной резьбой особняк дворянки Селивановой. Усадьба построена в 1896 году по проекту Ю.О. Дютеля. В наши дни от усадьбы остался лишь один дом, экстерьер и интерьер которого с течением времени, был незначительно изменён. Строение претерпело реконструкцию в 1980 году, ее провели студенты Архитектурного института (ныне академия) под руководством ректора Н.С. Алферова. Сейчас здесь размещена Архитектурно-художественная школа творчества при Уральской государственной архитектурно-художественной академии.
Дом фотографа В.Л. Метенкова.
Дом фотографа В.Л. Метенкова На пересечении улиц Карла Либкнехта и Первомайской находится дом известного уральского фотографа и предпринимателя Вениамина Леонтьевича Метенкова. Метенков родился в 1857 году в городе Миасс Челябинской области, где, спустя некоторое время, открыл своё первое фотоателье. В Екатеринбург Вениамин Леонтьевич переехал в 1883 году. Открыл фотоателье и магазин по адресу: Вознесенский проспект, 22 (сейчас улица Карла Либкнехта), а позднее переехал на Вознесенский проспект, 36. Метенков расширил поле своей деятельности: организовал поставки лучшей фототехники ведущих европейских производителей, таких как Kodak, Carl Zeiss и др., сам конструировал фототехнику, совершенствовал технологии обработки фотоматериалов. Метенков очень много снимал Урал: природу, быт, заводы. Издавал открытки и марки с видами Урала и Екатеринбурга. Вениамин Леонтьевич так же является пионером киносъемки на Урале. Сейчас в доме на Карла Либкнехта 36 — фотографический музей «Дом Метенкова».
Дом Бревновых.
Дом Бревновых Улица Кирова (ранее Проезжая) — одна из старейших улиц посёлка Верх-Исетского завода. Здесь почти не осталось построек, относящихся ко временам царской России. Однако в наследство от прошлого городу досталась несколько особняков, один из них — дом Бревновых, стоящий по адресу: Кирова, 3. Деревянный дом постройки конца XIX века принадлежал мещанину Д.Ф. Лузину. В процессе эксплуатации особняк перестраивался, приобретая декоративные детали в виде резных наличников окон, карниза, крыши и мезонина. Позднее дом был продан крестьянину Н.А. Бревнову, который, в свою очередь, оставил его в наследство своему сыну. В 1915 году деревянная постройка сгорела. Бревнов младший принял решение восстановить особняк в прежнем виде. Работа была поручена архитектору А.В.Маркову. До недавнего времени постройка имела обветшавший вид, но вероятно, новые хозяева приняли меры по реставрации внешнего убранства.
Штаб РСДРП(б).
Штаб РСДРП(б) Штаб РСДРП(б)На пересечении улицы Кирова (31) и Токарей расположен ещё один деревянный дом постройки конца XIX века. Особняк имеет каменный цокольный этаж. Несимметричный фасад дома, выходящий на Кирова, разделен лопаткой на две неравные части. Прямоугольные окна обрамлены наличниками с деревянной резьбой. Лопатки на фасадах украшены элементами барокко. С 1905 по 1906 год в этом доме Свердловым Я.М. был организован штаб Екатеринбургского отделения российской социал-демократической рабочая партии большевиков (РСДРП(б)). Особняк находился в поселке Верх-Исетского завода, где большевики проводили агитацию. Сам Свердлов в числе других большевиков какое-то время проживал в этом доме. После 1917 года постройка использовалась в качестве коммунального жилья. В 1980 году здание признано памятником истории регионального значения. С 1986 по 1991 год дом принадлежал «Музею истории партийных организаций Верх-Исетского завода г. Екатеринбурга». До настоящего времени в здании размещались различные коммерческие организации.
Дальше по улице Кирова, недалеко от проходной Верх-Исетского завода, можно увидеть ещё два деревянных особнячка чудом сохранившихся до наших дней.
Кирова, 59.
Кирова, 59 Кирова, 59 Одноэтажный бревенчатый домик с элементами пропильной резьбы на двухуровневом карнизе. Окна, выходящие на улицу Кирова, имеют ставни и элементы упрощённого декора на наличниках.
Дом М.М. Сарафанова.
Дом М.М. Сарафанова Дом М.М. Сарафанова Дом М.М. Сарафанова Дом М.М. Сарафанова Дом М.М. Сарафанова
Чуть дальше одноэтажный особняк под номером 63 — дом бухгалтера Верх-Исетского завода Сарафанова Маврикия Мокеевича. Был построен в 1870 году по заказу Сарафанова. Мезонин, в соответствии с архитектурной модой XIX века, появился у дома 1890-е годы. Небольшой мезонин, выходящий на улицу Кирова, имеет окна и двери, но не имеет балкона. Боковые мезонины имеют балконы с перилами и колоннами, поддерживающие фронтоны. Окна по всему периметру со ставнями и наличниками без декоративных элементов. Вход в дом украшен аттиком и кованым декоративным козырьком, часть которого утеряна.

Статья подготовлена с использованием материалов книги «Свод памятников истории и культуры Свердловской области. Екатеринбург. Том 1».

Читать ещё:
Деревянное зодчество Екатеринбурга. Часть 2.
Деревянное зодчество Екатеринбурга. Часть 3.

Предложения со словосочетанием ДЕРЕВЯННЫЕ ОСОБНЯКИ

Широкая тропа петляла между садов и рощ столичного предместья, среди каменных и деревянных особняков. — По-моему, очень основательный, — выпрыгивая на нижнюю широкую ступеньку, сообщил я, рассматривая трёхэтажный солидный деревянный особняк, стоящий на высоком каменном фундаменте, — и очень старинный. Деревянные особняки, окружённые цветущими садами, стали соседствовать с взмывшими высоко в небо фабричными трубами. И здесь, в одной из комнат старинного деревянного особняка, три угла сверху до низу были увешаны святыми образами. Рядом с этим нелепым зданием — деревянный особняк, сохранивший благородные черты ампира: целы фронтон, гипсовая лепнина, декор оконных проёмов.

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я стал чуточку лучше понимать мир эмоций.

Вопрос: востоковедение — это что-то нейтральное, положительное или отрицательное?

Положительное

Отрицательное

Небольшой деревянный особняк с облупившейся краской даже и при освещении осеннего вечера выглядел очень непрезентабельно и угрюмо. Ещё сравнительно недавно, в годы жилищного кризиса, деревянные особняки использовались под коммунальное жильё. Если бы московским властям удалось перенять этот опыт, часть деревянных особняков зажила бы новой жизнью. Деревянные особняки хороши для небольших, например, детских, библиотек, домов детского художественного творчества или учреждений культуры. Располагалось оно на уцелевшем с незапамятных времён вычурном деревянном особняке с маленькими и круглыми, наподобие иллюминаторов, окнами по фасаду первого этажа и огромным овальным окном под куполообразной крышей мезонина. Это был небольшой двухэтажный деревянный особняк с черепичной кровлей зелёного цвета на окраине города. Вскоре деревья поредели и закончились, и они впятером вышли к двухэтажному деревянному особняку, который выглядел потрёпанным и заброшенным, но ещё сохранял во внешнем виде остатки былого великолепия. Трёхэтажный деревянный особняк скрывался среди высоких, буйно разросшихся деревьев тенистого сада. Высоко над заливом и городом есть (или был) небольшой деревянный особняк, хорошо внутри отделанный, комнат на шесть. Сейчас страшно, когда горят квартиры в каменных многоэтажных зданиях, а каково было, когда пылал огромный деревянный особняк? Я завернул в тупичок между двумя деревянными особняками с большими окнами, украшенными резными наличниками, высокими стрельчатыми башенками и вращающимися железными флюгерами. Верхнеудинск напоминает подмосковные дачные местечки своими чистенькими деревянными особняками, с резными украшениями на фронтонах, вокруг окон и у крылец. Художественная школа находилась в старинном двухэтажном деревянном особняке. Они сидели в штабе полка — деревянном особняке, одновременно служившем жильём командиру, — и пили кофе. Вошёл во двор, огляделся, прислушался: нет ли собаки; двинулся в сторону веранды мощного деревянного особняка и вдруг услышал. Потом попытались поближе познакомиться с городом, но для прогулок был только парк, а перечень предлагаемых развлечений, которые могли бы их заинтересовать, отличался скудостью: драматический театр, где раз в месяц давали постановку классических пьес, кинотеатр и краеведческий музей, располагавшийся в старом деревянном особняке и похожий на дачу небогатого человека, пропитанную печалью, пылью и запустением. Преобладал, понятное дело, различный вид камня, хотя встречались также и добротные деревянные особняки. Большой двухэтажный деревянный особняк был окружён старым садом. Лунный свет высветил столик, плетёные кресла, кроны фруктовых деревьев, аккуратные газончики. Вся эта орда умудрялась размещаться в старом двухэтажном деревянном особняке с котловым отоплением и туалетом на улице. А вот этот деревянный особняк в два этажа у железной дороги они давно заприметили. Они подъехали к воротам, за которыми стоял большой деревянный особняк, построенный в русском стиле. Деревянные особняки росли как грибы. Построенный в 1806 году, в пожаре 1812-го полностью деревянный особняк — не только штукатуреные колонны, но даже похожий на лепнину декор тоже выполнен из дерева — уцелел просто чудом. Возле дома своего отца — шестнадцатикомнатного деревянного особняка с верандами и наружными лестницами, располагавшегося на густо заросшем холме, с которого была видна вся деревня, я щёлкнул фотоаппаратом — уйти без снимка было бы просто неприлично… Располагалась она в деревянном особняке. Деревянный особняк походил на пряничный домик из сказки: чёткие линии, яркие цвета, причудливая резьба. По сути, это был двухэтажный деревянный особняк с четырьмя спальнями, каминным залом, столовой, холлом и гаражом. Его глазам предстали один другого краше старые деревянные особняки, скрытые лесом от тех, кто обычно проезжал посёлок стороной по трассе. Оказавшись на участке, пятёрка молча ринулась к двери трёхэтажного деревянного особняка. Окна моего номера выходили на задний двор и буквально упирались в стоящий неподалёку дряхлый деревянный особняк. Это синий деревянный особняк, роскошный и довольно уютный, не имеющий вида ни на море, ни на горы. Почти все трёхэтажные деревянные особняки, окружённые садами, снесены. Роскошный деревянный особняк, играя стёклами окон в лучах ослепительного солнца, приветливо приглашал нас войти. У двухэтажного деревянного особняка, покрашенного в зелёный цвет, карета остановилась. Предполагается снести все деревянные особняки и возвести кирпичные многоэтажки. Он побрёл по улице, где по обеим сторонам возвышались трёхэтажные деревянные особняки в треугольниках крыш. Большой деревянный особняк, где находилась моя начальная школа, сгорел. Я родился позже и не видел пожары и сносы целых кварталов, я видел только, как горели последние оставшиеся деревянные особняки.

Неточные совпадения

Он владел одним из двух крыльев большого деревянного одноэтажного особняка. Уже стемнело, когда они подошли к мрачному, кривому деревянному забору с полуразвалившимися постройками, стоявшему особняком. Снося деревянные дома, они возводили на их месте солидные особняки из камня и кирпича и при этом изо всех сил соревновались друг с другом в вычурности и монументальности. Пятискатные черепичные крыши, жутковатые резные флюгера в виде зубастых тварей с печальными глазами, грубо отёсанные камни мощных стен — и неожиданно ажурная, витиеватая филигрань особняка, обветренный мрамор колонн, красноватый лак деревянных дверей… Испуганный горожанин шарахается в сторону, не отвечая на вопрос, и тонкая хищная стрела у самых ног, посмевших переступить невидимую черту перед молчащим домом… Ладно, это тоже город. Тогда же в особняках стало модно устраивать потолки-фонари с остеклённым деревянным или железным каркасом, освещавшие залы верхним светом. Одни дома и целые города дороги своей деревянной резьбой (Томск, Вологда), другие — удивительной планировкой, набережными, бульварами (Кострома, Ярославль), третьи — каменными особняками, четвёртые — затейливыми церквами. Было и несколько туземцев в более-менее чистой и добротной, но жутко старомодной одежде, однако те держались особняком у дальней стены, где было вкопано несколько деревянных скамеек. Купив глиномятную машину и наладив кирпичное производство, архитектор выстроил двухэтажный каменный особняк в полукилометре от первого, деревянного дома, который стал называться «старым», а каменный — «новым» усадебным домом. Снося деревянные дачи, они возводили на их месте особняки из кирпича и камня, соревнуясь друг с другом в вычурности и монументальности. Гуляя по его улицам, странно похожим на петербургские, глядя на знакомое с детства смешение стильных особняков и безликих дощатых построек, взбираясь по обледенелым деревянным лестницам на месте каменных маршей дореволюционной постройки, я испытывал всё то же странное чувство встречи с родной чуждостью жизни. Сады вырубаются, деревянные домики уступают место либо богатым особнякам, либо многоэтажным доходным домам. Снося старые деревянные дачи, они возводили на их месте монументальные особняки из камня или кирпича. И племя грабителей, шиковавших в особняках на фоне крестьянских старух в тряпьё и деревянных башмаках, сеявших повсюду семена лжи и показухи, будет развеяно по ветру вместе с символами этого чрезвычайно жестокого, лживого и бесчеловечного государства. Пропавшие тропинки, вновь построенные особняки, преградившие дорогу заборы и даже глыба нового, бетонного, моста взамен старого, деревянного, слегка охладили мой пыл. Из трёх деревянных домов он, судя по всему, был построен первым и служил господским домом, пока не был завершён каменный особняк. Соседи в своих деревянных теремах и каменных особняках всё время нас жалели. Красивое, светло — бежевое деревянное здание амбулатории было, когда — то особняком богатой южной американской семьи. Особняк хоть и велик для деревянного строения, но до каменных дворцов ему далеко.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о