Описание старого дома – Заброшенный старинный дом — Народ, забывший своё прошлое, не имеет будущего — LiveJournal

Содержание

Заброшенный старинный дом — Народ, забывший своё прошлое, не имеет будущего — LiveJournal

Относительно недавно меня случайно занесло в один старинный заброшенный дом. Построенный до революции, он был брошен в девяностых, двухтысячных годах. Теперь он стоит фактически нараспашку, внутри никого нет, время как будто остановилось. Старое пианино, книги, тетради — призраки прошлого, которые помнят своих прошлых владельцев…

Об этом доме я частично рассказывал в одном из своих прошлых блогов, теперь же я хотел бы коснуться его подробнее, чем просто пара кадров. На окраине одной деревни стоит дореволюционный дом. Жителей, судя по всему, там не было очень давно — никаких признаков даже из 2000-ых нету, не то что недавних. Забора нету, территория вся сильно заросла. Пустынно и одиноко. Открытая дверь, на террасе ящики с множеством елочных игрушек. Внутри темно и мрачно. Гнетущая тишина. Вскоре глаза привыкают к темноте, и мы видим приоткрытую дверь. Открываем её и попадаем на бывшую кухню. Потолок немного накренился, в комнате много старинной мебели. Тут глаз замечает его — пианино! роскошное дореволюционное пианино от немецкой фирмы «C.M. SHRODER». Чисто интуитивно руки тянутся попробовать его на звучание. Многие клавиши уже не отзываются, но некоторые дают прекрасные звуки. Они разлетаются и эхом отдаются по всему дому. Эхо затихает, и снова тишина. Увы, этого недостаточно. Проходим в другую комнату, бывшую жилую. На столе — множество остановившихся часов. Все показывают разное время. Старинная печь в углу. Идём дальше…В одной из комнат находим старые тетради и учебники 30-ых годов. Начинаешь читать, и время как будто останавливается (хотя оно тут итак остановилось(!)). С ума сойти, это было почти 80, а то и 90 лет назад. В сарае находим предметы старого деревенского быта. Состояние всего очень плохое, дом постепенно погибает. Выходим на улицу в смятенных чувствах. На территории множество деревьев и зарослей. Они как будто обступили и охватывают дом. Но нам пора идти…

1. В западне.

2. Оно помнит вековые касания пальцев…

3.

4. «Важнейшей задачей для нас является сейчас:

alexdoomer2009.livejournal.com

7 способов описать жуткое место

Cтрах перед неизвестностью

Если нам надо нагнать на читателей жути, самый верный способ — это задействовать страх перед неизвестностью.

Когда люди сталкиваются с необъяснимым явлением, пусть даже вымышленным, у них автоматически возникает нужная нам реакция.

Способ 1. “Неправильный” цвет

Представьте себе больничную палату, выкрашенную в кроваво-красный цвет. А как насчет детской комнаты грязно-болотного цвета? Плитка на кухне — с веселыми алыми горошинами, подозрительно напоминающими капли крови… Милая девушка с белыми зрачками — как у вареной рыбы…

Все это выглядит “неправильно”, и поэтому тревожит подсознание читателя.

Способ 2. Несоответствие месту или ситуации

Допустим главный герой входит в помещение — в самую обычную комнату, оглядывается кругом и вдруг обнаруживает… нечто. Например, присохший к стене маленький кусочек мяса или дверную ручку, привинченную не к двери, а к стене.

Подозрительный объект одновременно вызывает и любопытство и тревогу, и читателю уже трудно оторваться от книги — ему хочется узнать, что будет дальше.

Способ 3. Подозрительные действия

Действия и звуки, которые явно не соответствуют обычному порядку вещей, действуют на наше подсознание аналогичным образом, но только еще в большей степени. Если что-то движется “неправильно”, у нас в мозгу мгновенно зажигает “сигнал опасности”.

Представьте себе, что поверхность стола, за которым вы сидите, вдруг начинает пузыриться и трескаться. Все это страшно только потому, что необъяснимо (ну и стол, разумеется, жалко — все-таки он денег стоит).

Покопайтесь в своих кошмарах: что вас больше всего пугало? Мне однажды приснилось, что у моей собаки разом выпали все зубы.

Способ 4. Зловещий предмет

Есть ряд предметов, которые по определению выглядят подозрительно для нашего подсознания:

  • Зеркала (как портал в иную реальность)
  • Плотные портьеры (кто знает, что за ними скрывается)
  • Запертые двери
  • Грязные, растрепанные куклы (наше подсознание вообще не любит, чтобы детство ассоциировалось с упадком, смертью и тленом).
  • Раковина или бассейн с подозрительной жидкостью
  • Сломанные перила на большой высоте

Вещи, связанные со смертью и болью

  • Атрибуты похорон и траура
  • Шприцы
  • Грязные бинты
  • Кости
  • Пятна крови
  • Погибшие растения
  • Искусственные цветы (мелочь, но довольно символичная)

Все, что связано со зловещими суевериями

  • Вороны
  • Черные кошки
  • Число 13
  • Безобразные старики и старухи, похожие на злых колдунов

Все, что связано с покинутым жильем

  • Развалины
  • Заброшенные дома
  • Толстый слой пыли
  • Треснутые стекла
  • Заколоченные двери

Способ 5. Ассоциации и метафоры

Можно заострить внимание читателей на объектах, которые служат предостережением герою. Это может быть, например, мертвая бабочка, застрявшая в паутине, или мигающий ярко-красный знак над запертой дверью — “Выхода нет”.

Способ 6. Слова-ключи

Множество слов в русском языке несут в себе “мрачный заряд”. Сами по себе такие слова никого не напугают, но в комбинации с нужными образами они могут дать очень мощный эффект. Например:

  • Склизкий
  • Мрачный
  • Утробный
  • Могильный
  • Заплесневелый
  • Жуткий и пр.

Составьте список прилагательных и наречий, связанных с угрозой, тревогой, смертью и разложением и у вас получится “словарь ужастика”, который можно адаптировать к вашему сюжету.

Способ 7. Игра на древних инстинктах человека

Тьма, ночной лес, кладбища, глаза хищника, светящиеся во тьме, тусклое освещение, запахи тлена и т.п. по определению вызывают в человеке страх.

Пусть это звучит банально, но это работает, потому что мы никуда не денемся от инстинктов, которым многие тысячи лет. Все, что пугало наших далеких предков, жмущихся к костру во мраке пещеры, до сих пор пугает и нас.

Полезный совет

Если вы хотите показать читателям жуткое место, описывайте его с точки зрения персонажа, который уже воспринимает мир в определенном ключе. Он замечает не все подряд, а только то, что имеет для него особый, зловещий смысл.

Одно дело, если ваш читатель смотрит на происходящее с точки зрения стороннего наблюдателя, и совсем другое — если он вжился в образ героя и переживает за него, как за самого себя.

www.avtoram.com

Описание старинных домов. Традиционные типы домов на руси. Вещи, связанные со смертью и болью

СТАРЫЙ ДОМ

На одной улице стоял старый-старый дом, выстроенный еще около трехсотлет тому назад, — год его постройки был вырезан на одном из оконных карнизов, по которым вилась затейливая резьба: тюльпаны и побеги хмеля; тутже было вырезано старинными буквами и с соблюдением старинной орфографиицелое стихотворение. На других карнизах красовались уморительные рожи, корчившие гримасы. Верхний этаж дома образовывал над нижним большой выступ; под самой крышей шел водосточный желоб оканчивавшийся головой дракона. Дождевая вода должна была вытекать у дракона из пасти, но текла изживота — желоб был дырявый.

Все остальные дома на улице были такие новенькие, чистенькие, сбольшими окнами и прямыми, ровными стенами; по всему видно было, что онине желали иметь со старым домом ничего общего и даже думали: «Долго лион будет торчать тут на позор всей улице? Из-за этого выступа нам невидно, что делается по ту сторону дома! А лестница-то, лестница-то! Широкая, будто во дворце, и высокая, словно ведет на колокольню! Железныеперила напоминают вход в могильный склеп, а на дверях блестят большиемедные бляхи! Просто неприлично!»

Против старого дома, на другой стороне улицы, стояли такие же новенькие, чистенькие домики и думали то же, что их собратья; но в одномиз них сидел у окна маленький краснощекий мальчик с ясными, сияющимиглазами; ему старый дом и при солнечном и при лунном свете нравился кудабольше всех остальных домов. Глядя на стену старого дома с потрескавшейся и местами пообвалившейся штукатуркой, он рисовал себе самые причудливые картины прошлого, воображал всю улицу застроенной такими же домами, с широкими лестницами, выступами и остроконечными крышами, видел передсобою солдат с алебардами и водосточные желобы в виде драконов и змиев… Да, можно таки было заглядеться на старый дом! Жил в нем один старичок, носивший короткие панталоны до колен, кафтан с большими металлическими пуговицами и парик, про который сразу можно было сказать: вотэто настоящий парик! По утрам к старику приходил старый слуга, которыйприбирал все в доме и исполнял поручения старичка хозяина; остальноевремя дня старик оставался в доме один-одинешенек. Иногда он подходил кокну взглянуть на улицу и на соседние дома; мальчик, сидевший у окна, кивал старику головой и получал в ответ такой же дружеский кивок. Такони познакомились и подружились, хоть и ни разу не говорили друг с другом, — это ничуть им не помешало!

Раз мальчик услышал, как родители его говорили:

Старику живется вообще не дурно, но он так одинок, бедный!

В следующее же воскресенье мальчик завернул что-то в бумажку, вышелза ворота и остановил проходившего мимо слугу старика.

Послушай! Снеси-ка это от меня старому господину! У меня два оловянных солдатика, так вот ему один! Пусть он останется у него, ведь старый господин так одинок, бедный!

Слуга, видимо, обрадовался, кивнул головой и отнес солдатика в старыйдом. Потом тот же слуга явился к мальчику спросить, не пожелает ли онсам навестить старого господина. Родители позволили, и мальчик отправился в гости.

Медные бляхи на перилах лестницы блестели ярче обыкновенного, точноих вычистили в ожидании гостя, а резные трубачи — на дверях были ведьвырезаны трубачи, выглядывавшие из тюльпанов, — казалось, трубили изовсех сил, и щеки их раздувались сильнее, чем всегда. Они трубили:«Тра-та-та — та! Мальчик идет! Тра-та-та-та!» Двери отворились, имальчик вошел в коридор. Все стены были увешаны старыми портретами рыцарей в латах и дам в шелковых платьях; рыцарские доспехи бряцали, аплатья шуршали… Потом мальчик прошел на лестницу, которая сначала шлавысоко вверх, а потом опять вниз, и очутился на довольно-таки ветхойтеррасе с большими дырами и широкими щелями в полу, из которых выглядывали зеленые трава и листья. Вся терраса, весь двор и даже вся стена дома были увиты зеленью, так что терраса выглядела настоящим садом, а насамом-то деле это была терраса! Тут стояли старинные цветочные горшки ввиде голов с ослиными ушами; цветы росли в них как хотели. В одном горшке так и лезла через край гвоздика: зеленые ростки ее разбегались во всестороны, и гвоздика как будто говорила: «Ветерок ласкает меня, солнышкоцелует и обещает подарить мне в воскресенье еще один цветочек! Еще одинцветочек в воскресенье!»

С террасы мальчика провели в комнату, обитую свиною кожей с золотымтиснением.

Да, позолота-то сотрется,

Свиная ж кожа остается! —

говорили стены.

В той же комнате стояли разукрашенные резьбою кресла с высокими спинками.

Садись! Садись! — приглашали они, а потом жалобно скрипели. — Ох, какая ломота в костях! И мы схватили ревматизм, как старый шкаф. Ревматизм в спине! Ох!

Затем мальчик вошел в комнату с большим выступом на улицу. Тут сиделсам старичок хозяин.

Спасибо за оловянного солдатика, дружок! — сказал он мальчику. — Испасибо, чт

thestrip.ru

Описание дома: рецепт «вкусного» сочинения

Литература – это не кулинария, поэтому рецепты здесь неуместны. Не столь важно, что человеку предстоит написать: сочинение, реферат, эссе или рассказ, — не существует универсального, хорошего и действенного метода, который поможет создать словесный шедевр. Все зависит от мыслей, эмоций и души, которые каждый автор вкладывает в свое произведение. Но, тем не менее, есть универсальные «приправы», без которых даже простое описание дома превратится в адскую пытку.

В чем загвоздка?

Описание дома – сочинение, которое должно в полной мере раскрыть внешний вид недвижимости не только внутри, но и снаружи. То есть ответить на вопрос «какой». Подобного рода сочинения не раз можно встретить в учебных программах младшей и средней школы. Суть подобного задания — научить учащегося:

  • Оперировать полученным словарным запасом.
  • Структурировать мысли.
  • Выразить собственное мнение по отношению к чему бы то ни было.
описание дома

Описывать недвижимость немного сложнее, чем природу, поскольку внимание отвлекает множество мелочей. В таком случае сложно определить, что важное, а что второстепенное. Поэтому попытаемся разобраться, что можно подавать как основное блюдо, а что станет хорошей приправой.

Что я вижу?

По сути, описание дома предполагает писать о том, что человек видит перед собой. Однако это задание можно истолковывать по-разному. Если воспринимать его, так как есть, тогда сочинение превратится в унылый подсчет трещин и сколов, которые можно заметить на внешних стенах здания, фундаменте и под крышей.

описание дома сочинение

Хорошим решением станет описание архитектурных особенностей или занятных украшений ручной работы (к примеру, резные перила крыльца). Если сколы и трещины — единственные «достопримечательности» внешнего фасада, тогда можно написать не просто об их существовании, а рассказать историю, с которой связан этот ущерб. Особой популярностью этот прием пользуется, когда нужно придумать описание старого дома, ведь такая недвижимость богата историями.

Окна и двери

Не стоит обделять вниманием окна и двери. Дурным тоном считается писать о том, сколько в доме окон или дверей. Лучше всего упомянуть об особенностях. К примеру, «Двери дома были большими и тяжелыми. Их украшала красивая резная ручка, которая уже немного стерлась от времени» или «Темные стекла окон неприветливо сверлили путешественников. Этот старый дом определенно не был рад новым жильцам».

В первом случае просто описываются особенности входных дверей. Во втором случае автор приписал окнам человеческие особенности. Тем не менее, они от этого не перестали быть частью сочинения-описания, ведь по-прежнему отвечают на вопрос «какой» (окна какие — неприветливые). Описание дома при помощи подобного приема часто встречается в художественной литературе, когда автор хочет передать читателю не только визуальное представление о происходящем, но и эмоциональный фон.

Крыша или комнаты?

описание жилого дома

Описание дома — сочинение, которое вызывает много вопросов. Особенно если дело доходит до крыши помещения. Если с крыльцом, окнами, дверьми и фасадом в целом все понятно, то крыша — это отдельный момент, ведь очень часто можно встретить сочинения, в которых о ней не написано ни слова. Пожалуй, это одна из самых встречаемых ошибок – ведь не бывает дома без крыши. Даже если нет никаких особенностей кровли, можно сказать, к примеру: «Под обычной черепичной крышей расположился дом моей юности. Его стены…».

Часто можно встретить описание жилого дома без упоминания крыши, также нередко вместо нее описываются комнаты. В принципе это отличное решение, особенно если заканчивать сочинение словами: «А потом всю эту красоту залил дождь, потому что дом был без крыши». В описании здания обязательно нужно упомянуть его кровлю. Более того, не нужно «прыгать» от фасада и окон до кухни с резной мебелью, а потом возвращаться к крыльцу. Сначала нужно описать внешний вид дома, потом его комнаты (если это предполагает задание).

Описание дома: пример

«С момента, когда я была здесь, прошло уже больше 15 лет. А я все еще помню дом, в котором выросла. Он был маленьким, немного покосившимся, зато с новой крышей. Каждую весну мы с мамой белили стены и красили окна синей краской, чтобы наша обитель приобретала более свежий вид. Летом входная дверь в дом всегда была открыта нараспашку, а зимой со всех окон струился мягкий свет от керосиновой лампы, словно приветливо зазывая на чашку горячего чая. У нас не было крыльца, всего одна ступенька, ведущая внутрь дома, но как было приятно на ней сидеть длинными летними вечерами и думать обо всем на свете.

описание старого дома

Прошло уже 15 лет, и от моего дома остался только покрошенный фундамент. Если присмотреться, то можно различить, где и какая комната была раньше, но не более того. Однажды дом просто рухнул, а его описание стало частью моих воспоминаний».

Сочинение на подобную тему хорошо тем, что к описанию можно прибавить немного истории, немного эмоций, немного воспоминаний. Не суть важно, реальными они будут или вымышленными, главное, чтобы все гармонично сочеталось. Ведь без этих «приправ» не получить хорошего сочинения. Литература – это, конечно, не кулинария, но даже здесь сложно обходиться без специй.

fb.ru

Описание старого дома в деревне !

Мне очень нравится проводить время в деревне у моей бабушки. У нее замечательный маленький домик, где меня всегда встречают с теплом. Даже в зимнее время года в этом месте я чувствую себя превосходно! Почему? Ответ прост! Это потрясающее тихое место. При въезде в деревню лишь лай собак нарушает спокойствие безмолвной природы. Я подхожу к симпатичному дворику. На меня приветливо смотрит старый дом. Деревянные окна покрыты инеем, что придает особую сказочную заманчивость этому месту Уже с порога я чувствую запах пирожков. Бабушка радостно встречает меня и провожает в гостинную. Здесь так уютно! Меня окружает приятная атмосфера, подкрепленная теплом огня в печке, бабушкиными историями и сказками. Справа от входа в комнату стоит огромный шкаф-старичок. Он много повидал, как и необычные предметы, стоящие внутри него. Эти старинные вазы, маленькая табакерка с фарфоровой крышкой, разнообразные статуетки. Но самое главное — это книги. В этом шкафу, кажется, собралась вся многолетняя история нашей планеты. Здесь и детские книжки, и поучительно-философские, и лирические произведения разных лет. Есть и энциклопедии, готовые поведать о многом тем, кто хочет этого. Прямо напротив этого раритетного великана расположено большое окно, из которого прекрасно видна вся улица. Снег густо валит за стеклом, а я наблюдаю за красотой природы, сидя в уютном кресле с чашкой чая. По середине стоит стол, заставленный едой, но готовый в любое время освободиться от этой ноши и предоставить место для чтения или других не менее важных дел. Домик у бабушки в этой тихой деревне — просто волшебное место, где оживает ушедшее прошлое. Я бы посещала его намого чаще, но, увы, получается только на выходных вырваться из шемного города в эту загадочную тишину. Удачи!

Сочинения » Сочинение » Сочинение описание дома в деревни

  • 5 — 9 классы
  • Русский язык
  • 48 баллов

Напишите пожалуйста описание старого дома в военныые годы, нужно всего 3-4 предложения , а то голова совсем не работает

Относительно недавно меня случайно занесло в один старинный заброшенный дом. Построенный до революции, он был брошен в девяностых, двухтысячных годах. Теперь он стоит фактически нараспашку, внутри никого нет, время как будто остановилось. Старое пианино, книги, тетради — призраки прошлого, которые помнят своих прошлых владельцев.

Об этом доме я частично рассказывал в одном из своих прошлых блогов, теперь же я хотел бы коснуться его подробнее, чем просто пара кадров. На окраине одной деревни стоит дореволюционный дом. Жителей, судя по всему, там не было очень давно — никаких признаков даже из 2000-ых нету, не то что недавних. Забора нету, территория вся сильно заросла. Пустынно и одиноко. Открытая дверь, на террасе ящики с множеством елочных игрушек. Внутри темно и мрачно. Гнетущая тишина. Вскоре глаза привыкают к темноте, и мы видим приоткрытую дверь. Открываем её и попадаем на бывшую кухню. Потолок немного накренился, в комнате много старинной мебели. Тут глаз замечает его — пианино! роскошное дореволюционное пианино от немецкой фирмы «C.M. SHRODER». Чисто интуитивно руки тянутся попробовать его на звучание. Многие клавиши уже не отзываются, но некоторые дают прекрасные звуки. Они разлетаются и эхом отдаются по всему дому. Эхо затихает, и снова тишина. Увы, этого недостаточно. Проходим в другую комнату, бывшую жилую. На столе — множество остановившихся часов. Все показывают разное время. Старинная печь в углу. Идём дальше. В одной из комнат находим старые тетради и учебники 30-ых годов. Начинаешь читать, и время как будто останавливается (хотя оно тут итак остановилось(!)). С ума сойти, это было почти 80, а то и 90 лет назад. В сарае находим предметы старого деревенского быта. Состояние всего очень плохое, дом постепенно погибает. Выходим на улицу в смятенных чувствах. На территории множество деревьев и зарослей. Они как будто обступили и охватывают дом. Но нам пора идти.

2. Оно помнит вековые касания пальцев.

4. «Важнейшей задачей для нас является сейчас: учиться и учиться».

5. Но стрелки застыли.

6. Пробирающая записка.

8. На окошке обнаруживаем разные пузырьки.

9. Еще раз пианино, оно этого заслужило.

10. Но иногда в дом сквозь щели в стенах попадает солнечный свет, и помещения озаряются солнечным светом, пускай и ненадолго.

11. Поднимаем крышку пианино и обнаруживаем значок фирмы с орлом, короной и надписью «Поставщикъ двора его величества».

12. Выходим на улицу. почтовый ящик

13. Разрушающаяся старина.

До новых отчётов! Кстати, интересно было бы посмотреть, кто откликнется из друзей в комментариях на блог, кто читает, кто просто просматривает дневник) А то со многими даже не знакомы толком после всех этих френдингов)

«>

kak-peresadit.ru

Дом моей бабушки (сочинение описание дома). Новые сочинения по русскому языку

Много ли кто из вас видел дом, где появились на свет дедушки и бабушки ваших родителей? Жаль, если не видели, так как среди этих стен проходила жизнь нескольких поколений наших предков, и в каждое из зданий они положили что-то свое, заветное, что наверное хотели оставить нам в наследство. Я видел дом, где живут мои бабушка и дедушка, и даже бываю в них, в их очень старом домике.

К селу, где живет моя бабушка, можно доехать электричкой и автобусом. Автобус идет дольше, но мы с родителями отдаем предпочтение именно этому виду транспорта. Автотрасса проходит мимо чернолесья, и в окна автобуса врывается аромат хвои.

Вдоль трасы стоят колодцы с художественно оформленными журавлями. Автобус обязательно останавливается возле одного из таких колодцев в жару, и пассажиры с наслаждением пьют холодную родниковую воду.

Вот мы на месте. Обычная сельская улица. Дом бабушки, как и много других, построен из белого кирпича. Он под черепичной крышей. На улицу выходят три окна. Дом как дом, ничего в нем особого. Тем не менее каждый, кто приезжает в село погостить и проходит мимо нашего дома, невольно замедляет возле него шаг. Почему? От дома невозможно отвести взгляд. Приводят в удивление чудо-окна. Они с витиеватой резьбой. Наличники окон украшены деревянным орнаментом со сложным переплетением стеблей, листвы и цветов-розеток. На карнизе под крышей изображены сказочные персонажи, цветы, листва, птицы. Красивая деревянная резьба есть и на двухстворчатых ставнях.

А что за чудо крыльцо! Оно расположено асимметрично  дому, с правой стороны. Асимметрия предоставляет всему помещению особой привлекательности. Резные

 столбики поддерживают кровлю крыльца, украшенную ажурной резьбой. Дед объяснил, почему эти столбики сделаны из дуба; дуб не боится воды.

В этом доме, хотя он и построен из кирпича, много дерева. На внутреннюю обработку пошла пихта, которая хуже  других древесных пород сопротивляется влаге.

Большинство деревянных украшений извне дома — из сосны. Сосна — наиболее распространенная древесная порода на территории Харьковщины. Некоторые детали дома сделаны из лиственницы, например, ступеньки крыльца. Все деревянные украшения — дело рук моего дедушки. Он мастер на все руки: плотник, столяр, замечательный кузнец. Забор возле дома не высокий, рядом с калиткой — лавка; над ней дед соорудил навес. Он задумал и делать еще что-то необыкновенное, но я увижу это следующим летом, так как сейчас у деда много работы в поле, и ему некогда заниматься домом.

Больше сочинений по этой теме
Больше рефератов этого автора

www.uznaem-kak.ru

Описание дома старого дома — Портал о стройке

Жилая часть крестьянского дома конца XIX – начала XX вв. состояла из жилых и подсобных помещений. К жилым относились избы, горницы, в домах зажиточных крестьян – залы, светелки. К подсобными – кладовые, чуланы, сени, чердак. Главной особенностью убранства жилой части крестьянского дома была его традиционность: каждому помещению были присущи свои функции, что определяло особенности их обстановки и состав утвари. Вместе с тем, отвечая образу жизни и насущным потребностям обитателей дома, они не оставались абсолютно неизменными.

Жилая часть дома могла разделяться на две половины – летнюю и зимнюю. Количество комнат могло быть различным, это зависело и от хозяйственно–бытового уклада семьи, и от материальных возможностей владельцев строения, и, до некоторой степени, от семейных традиций.

Содержание статьи:

1. Изба.

Организация внутреннего пространства. Назначение помещения. История формирования внутреннего пространства уходит в те далекие времена, когда словом «изба» («истба», «истопа») называли отапливаемое жилое помещение, тем самым как бы противопоставляя его всему остальному, холодному нежилому пространству, окружавшему человека («Толковый словарь» В.Л.Даля сообщает, что «изба есть не что иное, как сокращенное и испорченное слово истопка»). В старину это был небольшой сруб на 7–8 венцов, над которым настилали потолок, а над ним ставили крышу на один или два ската. Внутри, у входа, складывали печь, вдоль стен встраивали лавки. Свет проникал через небольшое окошко. В ходе эволюции крестьянского жилища в его структуре стали появляться дополнительные помещения, как хозяйственные, так и жилые. При этом название «изба», а вместе с ним и архаичная организация жилого пространства, и традиционные функции этого помещения, прочно закрепляется за теми комнатами, где ставилась русская печь. С течением времени внутреннее убранство изб, конечно, постепенно менялось, поскольку менялись реальные жизненные потребности крестьянской семьи, но, вместе с тем, во многом оно продолжало сохранять свои архаичные черты.

В конце XIX – начале XX вв. изба – это довольно просторное помещение, где спали, готовили пищу, ели, выполняли различные хозяйственные работы, рукодельничали, нянчили детей… В избе мог работать ремесленник, если его занятие не требовало громоздкого оборудования или специального помещения. Здесь размещалась часть необходимой в быту утвари, рабочий инструмент, приспособления для производства некоторых видов хозяйственных работ.[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Внутреннее убранство крестьянских изб. В различных районах Заонежья (и не только Заонежья) оно отличалось традиционным составом предметов обстановки и утвари, а также их строго определенным, фиксированным положением. В описании крестьянской избы, сделанном П.Н.Рыбниковым в 1860–1861 гг. [7 , с.24–25] , говорится о том, что изба называлась в Заонежье «фатерой», или «квартирой», все пространство подразделялось на четыре части, так называемые «углы», обозначено месторасположение углов и приводятся их названия – «печной», «дверной», «красный» (или «большой»), «задний» (или «малый», «меньшой»). Рыбников упоминает традиционные предметы обстановки: лавки, идущие вдоль стен, полки – «надлавочницы», печной столб, полки – «воронцы», рундук, прилавок и подпольницу. Сведения П.Н.Рыбникова дословно подтверждаются В.Майновым [2] , а также экспедиционными материалами, относящимися к 20–30-м годам XX в., что заставляет говорить об устойчивости интерьера крестьянской избы. Как же выглядела она в конце XIX – начале XX вв.?

Традиционно справа или слева от входной двери, в так называемом печном углу, стояла большая русская печь. Складывали ее на мощном деревянном основании – «опечье». Топили один раз в день. В заонежских домах печное устье чаще было обращено к стене, противоположной входу. Со стороны входа, вплотную к печи, находился «рундук» – невысокий деревянный ящик, под ним – лесенка, ведущая в подклет. Ставень, который закрывал люк рундука, назывался «подпольница». Над рундуком – широкая полка – «прилавок», а сбоку – шкафчик для чайной посуды. Выше прилавка в печи имелись углубления – «печурки», где сушили носки, варежки или рукавицы. На прилавок, в угол, ближе к теплу, обычно ставили деревянную квашню для теста, с тем, чтобы оно скорей подходило. Вымытую чистую квашню в перевернутом виде выставляли на лавку. Зимой на прилавке стояли шайки для пойки телят (шайка – вид бондарной посуды с одной вертикальной ручкой). Со стороны прилавка, рядом с печью, на стену вешали безмен, а в зимнее время – хомуты, мокрую одежду. На печи хранили заготовленную в большом количестве колотую лучину, а также «карды» для чесания шерсти и «щети» для чесания льна. Здесь сушили валенки, непряденую шерсть, которую складывали в лучинные корзины с низкими бортами, а иногда чесаный лен. На печи у стены держали «рубель» – приспособление для разглаживания холстов, полотенец, рубах и т.д. Со стороны устья, наверху, хранились ухваты, лопата – «пекло» и сковородник. Под потолком устраивались так называемые «грядки» – одна, две или три слеги, которые одним концом врубались в полку–воронец, а вторым – в стену. Назначение гряд могло быть самым разным: на них сушили одежду, подвешивали в связках лук на зиму, вешали скатерть, которую стелили на стол перед обедом, хранили лучинные корзины, иногда сушили овечьи шкуры. За грядку зацепляли кочергу с длинной ручкой. В маленькой нише над устьем хранились спички, могла стоять солонка и масленок для растапливания масла. Выступающая перед устьем часть печи называлась «шесток». На шестке или в печи всегда стоял чугунок или котел с теплой водой для мытья посуды. Посуду мыли, обычно, в деревянной лохани или в медном тазу, которые днем держали на прилавке, а ночью – на шестке. Чайную посуду могли мыть в чашках–полоскательницах. Под шестком, в углублении, хранилась сковорода. На стене, рядом с устьем печи, висели щипцы для углей и камней, совок для выгребания углей из печи и самоварная труба. Рядом с печью, на больших деревянных гвоздях, могли висеть сечка и медные котлы. На одной из фотографий 1926 г. видно, что на полу у печи стоит деревянное корыто, полное камней, предназначенных для нагревания воды при стирке и выпаривании деревянной посуды. Здесь же ставили тушилку для углей и самовар на скамеечке. Вплотную к печи, а именно, к углу, выходящему к центру избы, ставился «припечной» («печной») столб. В него вбивали «светец» – кованый железный зажим, в который вставлялась лучина. К нему же подвешивали и рукомойник. Под рукомойником стояла лохань для грязной воды. Рядом с рукомойником, на конике, висела «рукотерка» – кусок грубого домотканого холста для вытирания рук, а полотенце для лица – «утиральник» находилось на вешалке – «гвоздильне», рядом с обеденным столом.

От припечного столба под прямым углом расходились полки – «воронцы», которые назывались «пирожный» и «полатный» (интересно отметить, что, несмотря на существовавшее название воронца, только в двух заонежских домах исследователями было отмечено наличие полатей – дощатых настилов под самым потолком, на которых спали, в подавляющем большинстве случаев они отсутствовали). Воронцы условно делили свободное пространство избы на три неравные части. У входа, перед палатным воронцом (его местное название – «мужской», «хозяйский»), так называемый дверной угол. Здесь могли ставить кровать или стол–курятник (кровать могла стоять и в так называемом «малом» углу – см. далее. В зависимости от месторасположения кровати, курятник ставился или у двери, или в малом углу, перед печью). Рядом с курятником, а иногда у прилавка, стоял чан для воды. Чан могли передвигать с места на место, так как под ним скапливалась сырость, отчего мог испортиться пол. Чан находился в избе зимой, летом его выносили в сени. На полатный воронец клали шапки и рукавицы. Здесь же стояли берестяные корзины – «кужонки» с мукой и сущиком, берестяные коробки с солью, пустые медные котлы, перевернутые вверх дном. Второй воронец, пирожный, отделяет так называемый «задний» («малый», «меньшой») угол. Существовал обычай размещать на пирожном воронце молочные горшки, куда наливалось молоко для быстрейшего скисания, также на него ставили хлеб и пироги, после того, как они были вынуты из печи. В малом углу, напротив устья печи, мог стоять хозяйственный столик, над ним традиционно навешивали посудник. В посуднике держали горшки – «роговатики», глиняные тарелки и миски. Здесь же лежала поварешка – «уполовник», стояла кофемолка. Ложки могли храниться в ящичках посудника, обеденного стола, в шкафу у рундука, в кужонке на прилавке. Вилки хранились в специальном приспособлении рядом с печью, на стене. Это была деревянная планочка, слегка отстоящая от стены на деревянных штырях, за которую и затыкались вилки. На стене мог висеть шкафчик для чайной посуды. Также здесь ставили сундуки, в которых хранили повседневную одежду. Третья часть избы, ограниченная двумя воронцами, была наиболее светлой и просторной. Угол, образованный двумя внешними стенами, в которых прорублены окна, называли «красный» или «большой». Здесь помещался киот с иконами. Помимо образов Xриста и Богородицы в нем могли быть и образы наиболее чтимых святых, чаще всего св. Георгия

Победоносца и св. Параскевы Пятницы. За иконы с магическими целями закладывали пучки ржи -чтобы в будущем году «Бог послал такой же урожай». «Традиционно «большой угол» избы устраивался с востока, а печной угол – строго по диагонали к нему, то есть, с запада» [1 , с.99] . От красного угла вдоль стен, под потолком, в обе стороны расходились полки – «надлавочницы». На них мог лежать различный инструмент: приспособления для вязания сетей, витья веревок (клещицы, полицы, коготки), заготовки для плетения из бересты. Кроме того, на надлавочницах могли стоять лучинные корзины с клубками пряденой шерсти, кужонки, в которых хранились ножницы, цевки от ткацкого стана, веретена, а также кужонки с мукой, солонка, керосиновая лампа. Параллельно надлавочницам, ниже линии окон, вдоль стен врубали широкие лавки. У среднего – «красного» – окна, которое находилось напротив входа, в Заонежье ставили стол, возле него – две скамейки. Стол ставился торцом к окну, поэтому его также могли называтьи «столовым».

В каждой избе могла висеть люлька, ее подвешивали на длинной деревянной жерди – «очепе». Очеп просовывали через железное кольцо, вбитое в потолок, или вставляли между потолком и потолочной балкой – «матицей» с тем, чтобы иметь возможность свободно перемещать люльку по избе. Обычно люльку подвешивали ближе к дверному или в меньшом углу. Домотканый постельничек для младенца набивался сеном или мякиной, подушечка была перовая. Занавеску – «огибку» к люльке мастерили из старого сарафана, юбки или передника.[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Во время Великого поста (обычно это конец февраля – первая половина апреля) женщины занимались ткачеством, поэтому у среднего окна по боковому фасаду устанавливался ткацкий стан. В остальное время его в разобранном виде хранили на сарае. Из других предметов обстановки, которые находились в избе, можно отметить ходунки для ребенка и табуретки, вошедшие в крестьянский обиход в 20-е–30-е гг. XX в.

Окна в избах были небольшими. В XIX в. рамы чаще делались двойными. Если рамы были одинарные, то на зиму окна снаружи, как в старину, закрывали соломенными или дощатыми щитами. Из всех окон в избе в середине XIX в. открывалось лишь одно, «красное». Стены и полы были некрашеными. Для поддержания чистоты каждую субботу полы тщательно мыли, или, как говорили в Заонежье, «стирали», что, наверное, более точно. Для этого из золы заваривали щелок, смешивали его с песком и полученной смесью при помощи голика (веника без листьев) терли половицы. Вымытый пол до полного высыхания застилали свежей соломой или «припоном» – грубым полотнищем, сшитым из трех кусков ткани, сотканной из льняных очесов. Чтобы полы меньше пачкались, рабочую обувь крестьяне снимали в сенях или у дверей, при входе, в избе надевали валенки, если таковые имелись. Два раза в год, на Рождество и на Пасху, тщательно мыли не только полы, но и потолки, и стены. Чистыми, аккуратно прибранными были и курные избы: только потолок, балки и верхняя часть стен оставались черными, блестящими от копоти.

Теперь рассмотрим, какие же предметы, характерные для крестьянского быта, мы видим в этом помещении.

Посуда. Большую группу предметов в избе (а также в других помещениях жилой части дома) составляет посуда: обеденная, чайная, для приготовления пищи, для различных хозяйственных целей и т.д.

Обеденная посуда хранилась в посуднике в избе. Это были: большая общая глиняная или деревянная миска, в которой подавали еду, деревянные ложки, фарфоровая или фаянсовая, так называемая, «питная» чашка для молока, кваса, которым запивали пищу, и других напитков, а также медная (а иногда выточенная из дерева) солонка на высокой ножке.[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Чайная посуда подразделялась на праздничную и повседневную. Праздничную хранили в буфете в горнице, если таковой не было – в навесном расписном шкафчике в избе, а повседневную – в посуднике или в шкафчике у рундука. Это могли быть фарфоровые и фаянсовые чашки с блюдцами, стеклянные стаканы с блюдцами или глиняные кружки, из которых чай пили мужчины, а также сахарницы из прессованного стекла на высоких ножках и стеклянные чайницы с притертыми крышками.

Существовала специальная посуда для приготовления пищи на «жаратке» – в конструкции печи это небольшие пазухи или ниши, находящиеся на шестке, справа и слева от устья. В них засыпали угли, которые долго оставались в тлеющем состоянии. Это было нужно для того, чтобы варить пищу, когда не топится печь. На жаратке еду готовили в кастрюле с одной длинной ручкой, ставя ее на таганок. Могли использовать и медные котлы с дужками: их подвешивали на специально укрепленном над жаратком крюке. Были также сковороды на ножках.

Для приготовления пищи в печи предназначалась следующая посуда: медные луженые котлы – в них варили кашу, уху, эмалированные чугунки для щей или мяса, реже – для каши, большие глиняные горшки, в которых заваривали «загусту», горшки меньшего размера, в которых парили репу, томили молоко. Имелись также большие чугунные сковороды – на них в печи жарили рыбу, овсяные блины.

Для кипячения воды использовались самовары. Если самоваров в хозяйстве не было, пользовались медными чайниками, их кипятили на таганке. Чайник использовали и тогда, когда необходимо было быстро согреть небольшое количество воды.

Для просеивания муки служило сито, им же пользовались для процеживания крахмала в процессе его приготовления из картофеля.[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

В крестьянском быту широко использовалась бондарная посуда, изготовленная из узких дощечек – «клепок», стянутых обручами. В ушатах с крышкой готовили квас, в больших бочках солили мясо, в чанах держали воду. В такой посуде можно было также хранить грибы и толченые ягоды. Вся посуда, предназначенная для ухода за скотом, тоже была, в основном, бондарной: лохани для запаривания пойла, подойники, небольшие шайки для пойки телят, кадушки для хранения молока. Эту посуду держали в кладовках или в чуланах, в избу ее заносили тогда, когда в этом была необходимость.

Очень много было и берестяной посуды, ее изготавливали из целого куска бересты (как, например, туеса, лубянки) или плели из берестяной ленты, которая называлась «сарга». Такие сосуды брали с собой на покос: в больших туесах – «лубянках» носили молоко и простоквашу, в маленьких – масло, для соли существовали берестяные солонки с деревянными крышками. Обычно эту посуду хранили в чулане или на чердаке. Для сбора ягод существовали берестяные корзины – «набирушки». В берестяных кужонках также хранили муку и крупу, широкие кужонки с низкими бортами использовались при просеивании муки. Следует учесть, что не всегда предметы обихода использовались только для одних, строго определенных целей, многое зависело и от хозяйственных потребностей: так, например, в тех же кужонках могли хранить чесаный лен, веретена и т.д.

Постельные принадлежности. В экспедиционных записях 1931 г. отмечено, что крестьяне часто спали на матрацах, набитых сеном, или на перинах. Перины были не лучшего качества – хорошие берегли для гостей. Также для гостей держали хорошие простыни, одеяла, подушки. Сами укрывались лоскутными или домоткаными рибушными одеялами, тулупами, были также меховые «одеяльницы» – сшитые углом шкуры, которыми укутывали ноги. Простыни использовали редко, да и то из самого грубого холста. Днем постельные принадлежности держали в сенях, их складывали на стоящую там кровать, а иногда – в специальный шкаф, устроенный под лестницей, ведущей на чердак. Сведения относительно размещения на ночлег членов больших крестьянских семей позволяют сказать, что спали на полу в избе, на прилавке, на лежанке, на печи, на кроватях, на лавках, приставляя к ним скамейку или деревянные щиты, второй конец которых укладывался на скамейку или на табуретки.

Люди разного возраста распределялись на ночлег примерно следующим образом: на кровати в избе могли спать родители, на лежанке и печи – старики, в горнице – те, кто помоложе. Есть сведения, что в горнице на кровати спали дети. Вместе с тем, такой порядок мог меняться в зависимости от традиций, сложившихся в каждой конкретной семье.

2. Горница.

Назначение помещения. Особенности обстановки. В конце XIX – начале XX вв. горницей называли парадную комнату, предназначенную для приема гостей, для отдыха старших членов семьи. По рассказам местных жителей, в воскресные и праздничные дни вся семья собиралась здесь за чайным столом, вернувшись после молебна из храма. По будням в горнице могли выполнять чистую работу, требовавшую хорошего освещения, прежде всего речь идет о женских рукоделиях – вышивке, шитье, изготовлении кружева и т.д. Вместе с тем, есть сведения, что горница в некоторых домах оставалась комнатой, предназначенной только для приема и размещения гостей.

Горница появляется в структуре северного дома–комплекса относительно поздно. Так, в описании традиционного крестьянского жилища, сделанном П.Н.Рыбниковым, о ней не сказано ничего. Вместе с тем, в доме Ошевнева, построенном в 1876 г., горница существовала изначально, и это был далеко не единичный пример.

По размерам эти комнаты были несколько меньше изб и сильно отличались от них как характером использования помещения, так и обстановкой. Традиционное убранство крестьянских горниц конца XIX – начала XX вв. формировалось под влиянием городской, по преимуществу, мещанской культуры того времени: уход крестьян в города на заработки в этот период принял массовый характер, что повлекло за собой и более тесное знакомство с городскими бытом, и стремление привнести его черты в деревенскую жизнь. Часть заонежан, отправившихся в молодые годы на выучку или на заработки в С.–Петербург, со временем возвращались на родину, владея той или иной профессией и достаточными средствами, они открывали собственные мастерские, в частности, столярные. Развитие в крае кустарного производства давало зажиточной части деревенского населения возможность обзаводиться мебелью, изготовленной по городским образцам. Чаще всего ее ставили в парадных комнатах, наряду с предметами интерьера фабричного производства, приобретенными на ярмарках или привезенными из городов: зеркалами, подвесными и настольными керосиновыми лампами, настенными часами и т.д.

По своему убранству горница мало походила на избу, вместе с тем здесь тоже чувствовалось стремление к зонированию жилого пространства, определенному порядку расстановки вещей. У входа, вдоль стены, складывали печь–лежанку. На лежанке стояли парадные самовары (также их могли ставить на комод или на специальный столик). В красном углу помещали большое количество образов и лампадку, которую зажигали по праздничным дням. В каждой горнице, торцом к окну, обязательно стоял стол, как правило, раздвижной. Возле стола – стулья, они могли быть самой простой формы, а иногда – гнутыми, «венскими». Диван чаще располагался под окнами, вдоль стены. Поперек горницы, деля ее на две половины, стояли буфет для чайной посуды и «платеной» шкаф (если таковые были в доме), за ними – одна или две кровати, при этом одну ставили вдоль стены, а вторую – торцом к ней, вдоль задней стенки буфета. Часто в горницах держали сундуки, причем число их могло соответствовать количеству девиц на выданье. На стенах под стеклом, в обрамлении покупных рамок, висели портреты родственников и членов императорской фамилии. Рядом – зеркала украшенные вышитыми полотенцами – «образниками», часы. В углу, у окна, могла стоять швейная машина. Освещались горницы керосиновыми лампами, очень красивыми, зачастую, также как и часы, они были европейского производства. Конечно, чтобы обставить горницу таким образом, хозяин должен был располагать немалыми средствами – и мебель, изготовленная на заказ, и прочие предметы стоили дорого и были доступны далеко не всем.

3. Зала.

Помимо горницы, на втором этаже зажиточных крестьянских домов могла быть оборудована комната, носившая название «зала». Это еще одно парадное помещение, предназначенное для приема гостей. В зале могла стоять мягкая мебель: стулья, диваны, банкетки, а также круглый стол, мраморный шахматный столик, граммофон. На стенах – часы с боем, зеркала, фотографии в рамках. На окнах -занавески из тюля или коленкора, комнатные цветы. Стол застилался вязаной крючком кружевной скатертью или салфеткой. В красном углу традиционно помещались иконы. В зале никогда не было кроватей. Стены, также как и в горнице, могли быть оклеены обоями, нижнюю часть стен украшали филенчатые панели, окрашенные разноцветной масляной краской, потолки тоже красили, но в белый цвет. Для отопления этого помещения ставили лежанки или печи – «голландки», иногда они были облицованы изразцами. Как было сказано выше, зала предназначалась для гостей. Интересно, что, по сообщениям отдельных заонежан, в их домах залой называли красиво отделанную комнату, в которой, как и в светелке, вообще не было мебели, так как она служила исключительно спальным помещением в дни приезда родственников и гостей.

4. Светелка.

Светелками называли комнаты, расположенные на чердаке. Туда, из летних сеней или из чулана, вела лесенка. На сегодняшний день накоплено немного сведений относительно их убранства и характера использования. Известно, что светелки, как правило, не отапливались и могли использоваться только в теплое время года как запасное жилое или спальное помещение. Есть сведения, что светелки, подобно горницам и залам, имели стены, отделанные панелями, окрашенные потолки. Вместе с тем, трудно сказать, как именно они обставлялись. По некоторым данным, в светелках вообще не было мебели, там могли устраиваться на ночлег гости или молодежь, расстилая постельное принадлежности прямо на полу. В богатых домах в светелку могли селить наемных работников. Иногда там хранилась верхняя одежда, уложенная в большие плетеные корзины – «коробейки». Вообще следует помнить, что залы и светелки появляются в структуре дома достаточно поздно, во многом их обстановка и характер использования зависели от традиций, сложившихся в той или иной конкретной семье. Часто это действительно были помещения, в которых не жили – потребность в них возникала лишь тогда, когда численность людей в доме была выше обычной. Скорее всего, эти комнаты возникают в связи с изменением хозяйственно–бытового уклада семьи в пореформенный период – имеется ввиду массовый отход крестьян на заработки в города в зимний период и их возвращение домой к началу весенних полевых работ.

Кроме перечисленных выше комнат, в жилой части дома находились и различные подсобные помещения: сени, чуланы, кладовые, а также чердак.

5. Сени.

Это довольно просторное помещение отделяло жилую часть дома от хозяйственной, оно служило своеобразным тамбуром, предохранявшим жилые комнаты от проникновения холодного воздуха с улицы и неприятных запахов из хлевов. В сенях могли ставить большой ларь для хранения муки, летом – чан для воды. Там устраивали полки, на которых лежали смазанные и обмотанные тряпками серпы. На стене, как правило, находилась топорница. В сени выносили свежеиспеченный хлеб – остужать, тут же мог стоять блинный столик, который вносили в избу, когда стряпали, а также корыто для стирки белья и стол с каменными жерновами для размола муки. Здесь устраивали шкаф, а иногда – встроенную кровать для хранения постельных принадлежностей. В сенях стоял и шкаф для молочных продуктов, в нем же могли держать и стряпню – хлеб, выпечку, их складывали в лучинные корзины, чтобы мыши не погрызли. Если молочного шкафа в доме не было, продукты и стряпню могли хранить в молочной кладовой (если таковая была) или в чулане.

6. Чулан.

Чуланы могли использоваться для хранения различного хозяйственного инвентаря, посуды, запасов продуктов и т.д. В тех чуланах, где хранили молочные продукты, держали и различную предназначенную для них посуду: глиняные горшки, деревянные кадушечки, горшки–роговатики, подойники. В чуланах могли стоять чаны с солеными грибами и толчеными ягодами, по преимуществу, это была брусника. Клюкву сохраняли по–другому: ее насыпали в корзины, которые подвешивались к потолку. На деревянных гвоздях развешивали вяленую рыбу и мясо. В чулане мог стоять и ларь для муки, здесь лежали различные сопутствующие предметы, которые использовались для хранения, насыпания и просеивания муки и круп: совки, решето, сито, кужонки с низкими и высокими бортами и др. В этом помещении держали и различную утварь, которая не была в постоянном использовании, например, как было сказано выше, посуду, которую брали на покос. Если в доме было два чулана, то один из них – светлый, иногда обустраивали как чистую жилую комнату–боковушку, в которой не было ни полок, ни воронцов, а вместо лавок могли стоять самодельные стулья. П.Н.Рыбников отмечал, что здесь «… главную принадлежность составляет самовар и небольшой шкафчик с чайными чашками – это вообще столовая, гостинная и приемная комната» [7 , с.25] . У некоторых крестьян в таких чуланах стояли сундуки, обитые железом, в которых хранились праздничное платье и белье, ценности и деньги.

7. Чердак.

Чердачное помещение тоже служило для хранения различной домашней утвари: кадушек, бочек, корыт, пустых корзин, кошелей, старой мебели и т.д. На чердаке могли стоять жернова и крупорушки, там сушили кожи, зимой развешивали белье. В некоторых домах под крышей были оборудованы светелки.[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Из сказанного выше видно, что жилая часть дома была хорошо приспособлена для проживания в ней большой крестьянской семьи. Отвечая на протяжении долгого времени старым традициям, связанным с устройством различных помещений, особенностями их обстановки и характером использования, она, вместе с тем, постепенно развивалась, приспосабливаясь и к изменениями в хозяйственно–бытовом укладе заонежан, и к веяниям времени, которые влекли за собой и появление новых предметов быта, и новых традиций.

Использованная литература и источники:

  1. Логинов К.К. Интерьер крестьянской избы в обрядности и верованиях заонежан // Заонежье, 1992. – С.99–117.
  2. Майнов В. Поездка в Обонежье и Корелу. СПб., 1877.
  3. Маковецкий И.В. Архитектура русского народного жилища. М., 1962. – С.124.
  4. Материалы экспедиций Воробьевой С.В. по Заонежью в 1982 и в 1987 гг. НА музея «Кижи». №№ 101, 181, 182.
  5. Материалы экспедиций Трифоновой Л.В. по Заонежью в 1987 г. НА музея «Кижи». №№ 183, 184.
  6. Романов К.К. Жилой дом в Заонежье // Крестьянское искусство в СССР. Л., 1927. – С.21–50.
  7. Рыбников П.Н. Этнографические заметки о заонежанах // Памятная книжка Олонецкой губернии. Петрозаводск, 1866. 4.2. – С.1–38.
  8. Трифонова Л.В. Традиционный интерьер заонежского жилища и связанный с ним бытовой уклад // Заонежье. Петрозаводск. 1992. – С.85–97.

Основная рекомендуемая литература:

  1. Габе Р.М. Интерьер крестьянского жилища // Архитектурное наследие. М., 1955. №5.
  2. Майнов В. Поездка в Обонежье и Корелу. СПб, 1877.
  3. Маковецкий И.В. Архитектура русского народного жилища. М., 1962.
  4. Романов К.К. Жилой дом в Заонежье // Крестьянское искусство в СССР. Л., 1927. – С.21–50.
  5. Рыбников П.Н. Этнографические заметки о заонежанах // Памятная книжка Олонецкой губернии. Петрозаводск, 1866. 4.2. – С.1–38.

// Традиционная культура русских Заонежья
Интернет-публикация kizhi.karelia.ru. 2018. 178 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Source: kizhi.karelia.ru

Читайте также

stroyka.ahuman.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о